Непокорное сердце Еньки Малиновской

Размер шрифта: - +

Глава 14

     Лилю Лутак в аэропорту встречал водитель Германа Архиповича, совсем молоденький парень, не старше двадцати.

       - Добрый день, Лилия Валерьяновна! Отлично выглядите! Хорошо отдохнули?

    - Добрый, Василий, -   улыбнулась   Лилия, -   Спасибо! Отдохнула замечательно. Что там Герман Архипович? Ничего не просил передать?

      - Нет, только сказал, что сам Вам позвонит. У них там какое-то совещание важное. Народу было море, поэтому и не смог ничего передать.

        - Неужели внеочередное собрание акционеров?

      - Не   похоже, я   там Малиновского видел, Эдера с зятем, короче, чужих много. Может, проект какой новый, не знаю, - болтал без умолку Василий. Водителю нравилось возить Лилию Валерьяновну, с этой женщиной можно было оставаться собой и не особо напрягаться по поводу служебного этикета. По крайней мере, к болтовне водителя женщина относилась снисходительно, - Что-то Вы больно задумчивая сегодня. Устали? Или, может, влюбились? - тараторил мальчишка.

       - Влюбилась? Да, можно и так сказать, - нежная улыбка коснулась губ Лилии при воспоминаниях о внуке.

         - А как же Герман Архипович? - изменился в лице Вася.

        - Вася, - с упреком в голосе хохотнула Лилия, - Это не то о чем ты подумал, моему супругу ничего не угрожает.

      - А-а-а, - неуверенно протянул водитель, - Ну, тогда ладно, - и замолчал до конца поездки, видимо, переваривая услышанное.

      Дом встретил Лилю тишиной. Женщина осмотрелась, отнесла чемодан в свою комнату, прихватила домашние вещи и отправилась в ванную, смывать с себя дорожную пыль. Герман вернулся с работы раньше обычного, Лиля только успела после ванны сварить себе кофе, включила музыку и собиралась наслаждаться уединением.

         - Здравствуй, родная! Ужасно соскучился по тебе, - чередуя слова легкими поцелуями, приветствовал супругу Герман.

         - Вижу, вижу, - смеялась Лиля, - Совсем одичал без ласки.

       - А  ты  больше   не оставляй меня так надолго. Подумать только, три недели! Ты раньше без меня никогда не уезжала дольше, чем на неделю. Расскажешь, кто там тебя задержал?

         - Почему «кто», а не «что»?

         - Разведка донесла, - неуверенно улыбнулся Герман.

         - Уволю твою разведку, если будет много болтать, - рассмеялась Лиля.

         - Так ты расскажешь? - еще больше занервничал мужчина.

      Рассказывать придется. Иначе Герман понапридумывает себе всяких глупостей, а потом еще и дел наворотит. Говорят, когда просыпается ревность, разум засыпает. Лилия по молодости уже сталкивалась с этим в своей семейной жизни. Одновременно, она подумала, что дела складываются как нельзя лучше: она не проболтается, а расскажет о внуке под давлением обстоятельств. Совесть обрадовано встрепенулась.

         - Сначала ты пообещаешь держать себя в руках и ничего не предпринимать, чтобы ты ни услышал, это раз. Потом, ты пообещаешь, нет, поклянешься, никогда и никому не рассказывать о том, что услышишь, - с каждым словом Лилии Гере становилось страшнее и страшнее.

          - Ты кого-то убила? – неудачная шутка помогла сохранить мужчине самообладание.

          - Старый дурак! – возмутилась женщина, - Жди, - и она вышла из гостиной.

          Через несколько минут Лилия вошла обратно с фотоальбомом в руках:

     - Я обещала, что об этом, - Лилия потрясла альбомом, - Не узнает никто. Особенно Андрон и Малиновские, но скрыть от тебя выше моих сил. Поэтому обещай, что никому ничего не скажешь, особенно сыну, да и Боре с Риммой тоже.

         - Хорошо, - немного сомневаясь, пообещал Герман. В конце концов, супруга его ни разу не обманула и поводов сомневаться в себе не давала.

         - Тогда смотри…

       Супруги проболтали до позднего вечера. Пиджак валялся на полу рядом с диваном, галстук там же. Ворот рубашки расстегнут, рукава закатаны, ремень ослаблен. Глаза этого громадного мужчины горели, как у ребенка в предвкушении праздника. Ужин был благополучно забыт, на журнальном столике остались нетронутыми вино и сыр. А Гера и Лиля говорили и говорили. Мужа интересовало все о Ванечке: рост, вес, цвет глаз, характер, как принял бабулю, какие слова уже говорит, что любит. Герман был счастлив до бесконечности.

       - Лилёчек, ты должна что-нибудь придумать. Как-то убедить Енечку… Ты уже отдыхала с Ванечкой, я тоже хочу познакомиться с наследником.

        - Обязательно, родной. Мы обязательно что-нибудь придумаем.



Марта Бромис

Отредактировано: 08.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: