Непокорное сердце Еньки Малиновской

Размер шрифта: - +

Глава 20

     Обеденный перерыв начался со звонка Андрона. Ева досадливо ругнулась, но трубку подняла.

   - Здравствуй, Енечка. Как вы там? Как Ванечка? Я очень по вас соскучился, - заворковала трубка.

   - Здравствуй, Андрон. У нас все нормально, - Еву смутило слишком эмоциональное приветствие мужчины так же, как если б то же самое сказал посторонний человек.

   - Ты чем-то расстроена? - беспокойство выглядело естественным, поэтому девушка смягчилась.

   - Нет, действительно все нормально, насколько может быть нормальной сложившаяся ситуация. Просто у меня уже рабочий день в разгаре, замоталась немного.

    Лиска нетерпеливо притоптывала ножкой и показывала наманекюренным пальчиком на часы. Обеденный перерыв начался, а значит, в столовой растет очередь. А их Лиска не любила так же отчаянно, как и осеннюю слякоть.

    - Идите без меня, - прошептала Ева, прикрыв микрофон ладошкой, - Салатик мне принеси и котлетку, нет, две…

    Подруга только слегка кивнула и тут же исчезла за дверью.

   - Повтори, пожалуйста, последнюю фразу. Я не услышала, что ты сказал, извини, отвлеклась, - вернулась к семейным проблемам Енька.

    Дрон толи понял, что девушка не готова любезничать по телефону, толи сам стал торопиться, и перешел к делу. Он почти слово в слово повторил то, что Ева уже слышала от разных людей. Рассуждения были довольно пространные, так как строились в основном на догадках о том, что может предпринять Борис Малиновский. Решение проблемы тоже было похожим.

   - В общем, идеальным решением проблемы будет наш брак, - тут Дрон Лукавил, Еву мог спасти брак с любым мужчиной, но она понимала, что тот упускать свое не собирается, поэтому спустила на тормозах эту недоговоренность, - А еще хорошим решением будет мое усыновление Ванечки.

    Повисла пауза. Еве тоже говорил ее адвокат о такой возможности, но она пропустила эту информацию мимо ушей. Такой расклад для нее был сродни действиям Малиновского. Ей казалось, что как только в графе «отец» у Ванечки отметится Андрон Лутак, своего сына она больше не увидит никогда. Страх был иррациональным. Последние события говорили об обратном, но было не просто страшно, а панически страшно. И, не дай то боги, Андрону придет в голову такая мысль, отбиться будет невозможно.

   Руки у Евы похолодели, во рту пересохло. Надо было что-то ответить, но язык не хотел слушаться, а мысли растревоженными мотыльками метались в голове.

   - Андрон, - выдавила из себя девушка.

   Мужчина понял, что погорячился со звонком. Голос рассказал о состоянии дорогой для него женщины все.

   - Милая, не нервничай и ничего себе не придумывай. Это всего лишь предложение. Я, конечно, мечтаю, что однажды Ванечка станет носить мою фамилию, но решение о том, когда это произойдет, примешь ты, - он сделал паузу, чтобы дать высказаться Еве. Девушка по-прежнему молчала, - Евушка, знаешь, давай я приеду, скажем, в начале следующей недели. Ты пригласишь своего юриста, и мы поговорим на эту тему. А после, ты будешь решать.

    Ева уже давно поняла, что ее мечте о существовании инкогнито от своей прошлой жизни, не суждено сбыться. Знала, что даже если очень сильно верить в свои сказки, жизнь напомнит, что она другая. Что рано или поздно ее родственники и семья Лутак будут присутствовать рядом. Но оставалась слабая надежда на то, что дистанция в пару тысяч километров сохранится между ними на всю оставшуюся жизнь. И сейчас, когда люди из прошлого приходили едва ли не чаще, чем соседи по общежитию, она терялась. Боялась оказаться раздавленной экспрессом «Былое, но не пережитое». Но выхода не видела.

      - Хорошо, только предупреди заранее, когда тебя ждать.

***

    Вечером, после совместного ужина, напоминавшего последнее время сессию депутатов Думы, Лиска мыла посуду. Отдавая очередную чистую тарелку супругу, чтобы он поставил ее на полку, девушка озадачила супруга:

    - Коль, а тебе не кажется подозрительным такая резкая перемена характера у этого Лутака? Еще три года назад был мудаком и насильником, а сейчас, прямо ангел во плоти.

    - Нет.

  - Аргументируй, - только супруга могла спокойно общаться с Николя и ее не раздражала его сверх лаконичность в ответах.

    - Он нормальный мужик.

    - Не аргумент, - Лиска ждала, Николя молчал, - Ну, роди уже… Не может «нормальный мужик» взять и изнасиловать девушку. Даже если сильно пьяный.

   - А вот это самая непонятная часть истории, Лисонька, - вдруг дал развернутый ответ Де Морель, - Понимаешь, физиология мужчины такова, что при сильном алкогольном опьянении он, как мужчина не состоятелен.

    - А-а-а… Не встанет что ли? – упростила ответ девушка, оба молчали, обдумывали, - Ты должен узнать все подробности того кошмара. Это важно! – пресекла первые попытки взбунтоваться Лиска, - Это для Евы важно, понимаешь?



Марта Бромис

Отредактировано: 08.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: