Непослушный

Размер шрифта: - +

Глава 10

Егор.

   Рассветные лучи солнца дарили головную боль, проникая сквозь шторы прямо в глаза. Я заморгал и прикрылся рукой, приподнимаясь на локте, а затем почувствовал, что в желудке в самом разгаре жесточайшая война. Одно неосторожное движение - и случится извержение, казалось бы, давно усопшего вулкана. И зачем я столько пил?

   Не стоило переживать из-за пустяка, мне следовало просто оторваться на танцполе и спокойно уйти домой. А Зак и Шир - сукины дети, ещё и оставили меня одного в проклятом клубе, и я отправился на поиски той, что поселилась в мыслях, а когда не нашёл, расстроился и напился ещё больше. Но сидя сейчас в простенькой, но уютной квартирке на окраине, я готов был даже поблагодарить их.

   Я узнал где я - просто не мог ошибиться. Всё здесь было необычным и даже пахло по особенному - тишиной, уютом и немного бедностью. Только я никак не мог вразумить, почему она позволила мне нарушить свой покой, ведь в прошлый раз она так отчаянно за него боролась.

   Повернув голову влево, заметил комочек у стенки - прикрытые одеялом женские ноги и тонкие руки в забавной пижаме. Она выглядела так, словно была ребёнком, и поза её говорила о том же, однако я просто не мог не замечать её плавных изгибов, поэтому засмотрелся.

   Она занимала так мало места, оставив почти весь диван в моё распоряжение, лежала, обняв себя руками и мирно посапывала в подушку - такая нежная и хрупкая.

   Я даже не видел разницы в возрасте.

   Когда перед тобой предстаёт такая картина, невольно чувствуешь себя мужчиной, упиваясь незащищённостью девушки. Она никогда не позволяла видеть её такой, и мне понравилось знать эту тайну, что она не такая сильная, какой хочет казаться. Возможно, ей придётся пожалеть об этом, но пока голова Акулины спокойно лежала на подушке, я мог слышать её ровное дыхание.

   Раньше я думал, что она не строила из себя мисс невозмутимость, она в самом деле являлась таковой, хоть и подозревал, что не всё так просто. Иногда её самообладание давало трещину и в голубых глазах плескалась ярость, однако она быстро брала себя в руки, заставляя гадать - не показалось ли мне. И вот сейчас я точно знал - не показалось. Притворство, да и только. Но зачем?

    Ещё я вспомнил, как вчера она воздвигала невидимые стены между нами, хоть я и не делал ничего плохого. По правде говоря, вчера я чувствовал себя девственником на школьном балу - одно неосторожное движение и меня пошлют нахер. Каждое прикосновение заставляло девушку каменеть и хмуриться, а ещё она сжимала зубы и отводила взгляд - этого я тоже не мог забыть. Но то, как мы добрались домой словно вылетело из памяти. Вот мы ещё в клубе - бац - я в её постели, уже утро и мне ужасно хочется пить. Но больше, чем жажда меня мучил один вопрос.

   Мы спали?

   Однако, поразмыслив, я пришёл к выводу, что она бы не позволила мне притронуться к её телу, да и трусы на мне - не мог же я натянуть их после? Вряд ли я был способен даже связно говорить, не то что одеться. И, судя по рассказам моих друзей о том, как я вёл себя на дне рождения Шира (тот единственный раз помимо этого, когда я серьёзно перебрал), учительнице пришлось со мной ой как нелегко. Но я не помнил всего, поэтому чувство стыда не одолевало меня колкими обрывками.

   Тихо поднявшись на ноги, я отыскал свои джинсы на полу, подхватил их и вышел в гостиную. Хотя, гостиной эту комнату назвать было трудно, потому что это слово навевало мысли о как минимум трёхметровых потолках, дизайнерской мебели и камине с мягкими креслами перед ним.

   В нашем доме как раз и была такая, в ней обычно сидели гости моей матери - светские львицы, такие же как она. Папа говорил, что безработным жёнам состоятельных людей больше нечем заняться, вот они и собирались для того, чтобы обсуждать чужую жизнь. Впрочем, отца такой расклад устраивал, ведь мама была на виду, и ему не приходилось лишний раз беспокоиться на её счёт.

   Но в «гостиной» Акулины теперь не было даже дивана, что уж говорить о камине. Должно быть, в этой квартире бывает одиноко, потому что насколько я мог судить - жила она здесь совсем одна, даже зверька никакого не было.

   В поисках влаги, я побрёл сначала в ванную, которая была слишком тесной из-за того, что половину пространства занимала стиральная машина. Хотя, даже если бы стиралки не было, помещение не сравнилось бы с моей ванной.

   После того, как я натянул джинсы, умылся и воспользовался ополаскивателем для полости рта, чтобы хоть как-то заменить утреннюю чистку зубов, я оказался на кухне. Пошарив глазами по столу, я остановился на железном чайнике, который стоял на плите, и наполнил кружку с медвежонком из мультика почти до краёв, а когда осушил её, то повторил действия снова. Именно на второй кружке беззвучно вошла Акулина и неожиданно заставила меня смутиться. Она стояла, ошеломлённая моим голым торсом или моим присутствием в целом, и нервно теребила края пижамной рубашки.

   - Я тут у тебя похозяйничал немного, ты не против? - но голосом я не выдал своих чувств, а сказал это небрежно, будто бы мне всё и так было позволено.

   Я часто так делал, производя впечатление обалдевшего негодяя, и мне нравился мой образ. Пацаны в школе предпочитали со мной не связываться, а девочки просто балдели и предлагали себя на всех школьных вечеринках. Обычно я реагировал на них спокойно, словно нехотя, но иногда удостаивал одну (иногда двух) своим вниманием.

   - Зачем спрашивать разрешение на то, что ты уже совершил? - задала вполне логичный вопрос она, снова поставив меня на место. Ну вот опять, она вернулась. Девчонка только во сне может быть покладистой, это я уже уяснил. Хотя, какая же она девчонка? Сколько ей вообще лет? Надо узнать у классухи, точно не откажет, не зря же я хожу у неё в любимчиках.



Ханна Амалия

Отредактировано: 18.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться