Неправильная ведьма

Размер шрифта: - +

– 5 –

 

От ловчего удалось избавиться, на удивление, просто. Он все же донес до моего дома корзину с земляникой, напомнил, что путешественники ждут своего проводника через час в таверне, и ушел. Просто взял и ушел.

А у меня из головы не шел его радостный выдох «наконец-то», но спросить я ни о чем не успела. Себастьяна как ветром сдуло, стоило мне открыть рот.

Напомнив самой себе, что мы сегодня еще свидимся, я передала корзину сестре. Пообещала, что куплю ей на ярмарке любые бусы, если с ягодами она разберется без меня, а сама сбежала в небольшой примыкающий к дому сад.

На самом деле тут было всего пять деревьев и одна скамейка, но это все же лучше, чем сидеть в четырех стенах.

Разорвав конверт, я вытащила под лучи солнца белоснежный и абсолютно пустой лист бумаги. Вот только веяло от него магией. Да так сильно, что у меня дух захватывало.

Покрутив его в руках, я все же разобралась, что за заклинание было на него наложено. Ну как разобралась? Скорее, догадалась. Никогда раньше ни с чем подобным не сталкивалась, но интуиция и ведьминская чуйка подсказывали, что надо сделать.

Проколов палец, я дождалась пока алая бисеринка крови выступит на подушечке, а потом размазала ее по краю листа.

Стоило моргнуть, как по бумаге побежали черные буквы, написанные тем же самым размашистым почерком, что и на конверте.

«Ивилай Фран приглашается на ежегодный шабаш ведьм, который пройдет через три дня по предоставленным ниже магическим координатам…»

Дальше шла какая-то формула, которую еще предстояло разгадать.

«Фамильяров, духов и прирученных демонов просьба оставить дома», – какое-то слово зачеркнуто, а дальше продолжение: ­­– «Неприрученных демонов тоже брать с собой не стоит».

Вместо подписи значился рисунок котла на огне.

Я еще несколько раз перечитала эти строчки, а потом встала, свернула лист вчетверо и, запихнув его в нагрудный карман платья, поспешила в сторону таверны «Прыгающий феникс». У меня было сразу несколько дел к одному раздражающему ловчему, которого стоило бы избегать. Да вот только судьба сложилась иначе.

По пути я молила Магию сделать так, чтобы в этот раз Шарль не встретился на моем пути. Но кажется, они меня вместе с удачей начали конкретно так игнорировать.

Стоило взлететь по ступенькам, как дверь распахнулась, и я нос к носу столкнулась с незадавшимся ухажером.

Ну-у-у как «нос к носу». Нос к груди – так точнее.

– Ивилай, – Шарль отступил на шаг назад, – да это прямо судьба!

Да нет! Это надо мной высшие силы насмехаются!

– Рада, что ты так думаешь, – прошипела я, пытаясь попасть внутрь.

Но обойти парня не удалось, он оценил ситуацию и, перекрыв проход, улыбнулся:

– Вижу ты спешишь, Иви. И я даже не буду тебя задерживать. Но с тебя один поцелуй.

И еще шире лыбу растянул, даже щеку подставил для совершения требуемого.

– О, тут красавицы мужчин поцелуями одаривают? – раздалось из глубины таверны. А потом за спиной Шарля появился Фобас.

«Светлый» ловчий (как я его для себя мысленно прозвала) тоже улыбался. Но делал это не так зловеще.

– Парень, ну чего в проходе встал? – он хлопнул того по плечу, явно перехватывая это движение у другого, менее приятного охотника на ведьм. – Если прекрасная дева не целует тебя, это не значит, что другим ничего не перепадет. Двигай давай!

Фобас дернул Шарля на себя, буквально втащил внутрь, а сам появился передо мной.

– Ну что, красавица, целовать меня будешь?

Так и хотелось сказать «буду». Вот взять и прямо сейчас поцеловать, прямо при Шарле. Но я сдержала этот порыв мести и отшутилась, что сегодня день к поцелуям не располагает.

А когда «Прыгающий феникс» вместе с надоедливым сыном хозяйки гостиницы остались позади, я свободно выдохнула и обратилась к идущему рядом Фобасу.

– Я думала, что сегодня продолжу свою работу проводником.

– Продолжишь. Сейчас только за Себастьяном сходим. Ему к кузнецу местному потребовалось.

У меня прямо сердце в пятки ухнуло и где-то там отчаянно забилось. Руки похолодели, а дыхание перехватило.

– Зачем ему мой отец? – кажется, вопрос прозвучал настолько зловеще, насколько я вообще могла его произнести.

Фобас притормозил, моргнул несколько раз, а потом хлопнул себя по лбу:

– Точно! Совершенно из головы вылетело, что ты дочка кузнеца. Не переживай, рыженькая, он как к мастеру к нему пошел, а не как к человеку.

После этих слов мне показалось, что и солнце ярче светить начало, и ветер свежее стал, и даже Шарль уже не так выводил из себя своим поведением. Словно камень с души свалился, и даже по пальцам не ударил.



Анна Минаева

Отредактировано: 10.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться