Непридуманная сказка

Размер шрифта: - +

Глава 39

 

Москва и область, октябрь 2002 года. Ангелина Валдайцева 


Взяв в опеке все необходимые для суда документы, Ангелина получила ещё и несколько путанную схему, которую добрая Ольга Анатольевна набросала на листочке и сунула ей в руку: 

- Это как до суда дойти. 

Она подвела свою посетительницу к высоким – от пола до потолка – окнам в холле и показала вниз. Между не до конца облетевшими ещё деревьями кое-где виднелась дорожка: 

- Смотрите, Ангелина Николаевна, выйдете из здания, вот там, за тем домом повернёте налево и дальше пойдёте по схеме, мимо сквера, длинного забора и магазина «Огонёк». Потом через дорогу перейдёте, а там в обычном пятиэтажном доме, на первом этаже и есть наш городской суд. Вход со двора. Всё понятно? 

- Понятно, - кивнула Ангелина, глядя то в схему, то в окно, - я найду, Ольга Анатольевна. 

- Потом мне позвоните обязательно. И не забудьте спросить, какому федеральному судье отдадут ваши документы. 

- Обязательно. 

- Ну, с Богом! 

- Спасибо! 

- Идите, идите Ангелина Николаевна. И позвоните, я буду ждать! 


Схема была хоть и довольно коряво исполненная, но, тем не менее, вполне читаемая, и Ангелина быстро дошла до суда. В пустых полутёмных коридорах, стены которого удручали неприятным грязно-бежевым цветом, было пусто. Будущая мать нашла укромный уголок, села и стала выкладывать на соседний стул документы, в последний раз проверяя, всё ли на месте. Шелестели листы: две копии финансово-лицевого счёта и выписки из домовой книги (с места прописки Вадима и её), документы, подтверждающие право на собственность, справки об отсутствии судимости, акт обследования жилищно-бытовых условий, копии дипломов, характеристики с работы, копии паспортов и ещё, ещё документы. Даже ветеринарные паспорта Шпики и Сибарита с отметками обо всех сделанных прививках. На всякий случай. А вдруг суд и это заинтересует? 

Аккуратно сложив документы, Ангелина нервно выдохнула и пошла искать нужный кабинет. Секретарь суда, бледная печальная барышня лет тридцати, была не занята и, быстро просмотрев всю стопку, протянутую ей нервно потирающей руки посетительницей, милостиво кивнула: 

- Всё верно. Можете идти. 

- Простите, меня просили узнать фамилию судьи, которому передадут дело… 

- Любарская Мария Георгиевна. 

- Секундочку, я запишу, - Ангелина поспешно застрочила в блокнотике. – И ещё скажите, пожалуйста, когда примерно будет суд? 

- Через месяц – два, - равнодушно бросила секретарь, убирая документы в ящик стола. 

- Через ско-о-олько?! – ахнула, не сдержавшись, Ангелина. 

- Девушка, суд завален делами, - недовольно поморщилась судебная барышня. – Месяц или даже два – это вполне приемлемые сроки. 

- Я понимаю, - еле выдавила из себя совершенно убитая Ангелина, представив Полиночку, которой придётся ещё от тридцати до шестидесяти – как минимум! – дней провести в больнице. – Но у нас же не рядовое дело, речь идёт о ребёнке и его благополучии… 

- Девушка, вы спросили – я ответила. Больше ничем вам помочь не могу. До свидания. 

- До свидания, - пробормотала Ангелина и вышла во всё ещё абсолютно пустой коридор. За время посещения суда ни одного человека, кроме неприветливой барышни, она так и не встретила. И от этого всё происходящее казалось ей ночным мороком, изматывающим сном, от которого никак не удаётся очнуться. 


На улице моросил дождь. Ангелина отошла подальше от суда, встала под деревьями и трясущимися руками набрала номер Ольги Анатольевны из опеки. 

- Ну, как дела? – весело поинтересовалась та. 

- Да не очень. Сказали, суд будет через месяц или даже два, - Ангелина шмыгнула носом, стараясь, чтобы Ольга Анатольевна этого не услышала. 

- Они что там, с ума посходили, что ли? – удивилась та. – Ангелина Николаевна, не переживайте. Я этот вопрос решу и в ближайшие дни перезвоню вам. Хорошо? 

- Да, конечно, - еле слышно шепнула уже откровенно ревущая будущая мать. 

- Ангелина Николаевна, Лина, - сурово проворчала Ольга Анатольевна, но в её голосе Ангелина услышала улыбку, – ну-ка, не ныть! Суд будет уже совсем скоро, это я вам обещаю. Поэтому поезжайте-ка домой и готовьтесь к приезду дочери. Всё, до свидания. До пятницы я сообщу вам точную дату. 

Ангелина несколько секунд послушала короткие гудки, раздававшиеся из трубки, вытащила бумажный носовой платок и решительно вытерла слёзы и раздувшийся нос. Плакать красиво она не умела и теперь чувствовала, как лицо покрылось красными пятнами. Но ей было всё равно. Ведь Ольга Анатольевна обещала помочь. Поэтому она снова потыкала в кнопки и с чувством выполненного долга сообщила: 

- Милый, я отдала документы! 

 



Яна Перепечина

Отредактировано: 01.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться