Непридуманная сказка

Размер шрифта: - +

Глава 52

 

 Москва, 1993 – 2002 годы. Александр Эмерих 


Больше всего на свете Саша Эмерих хотел детей. Он, никогда не имевший ни сестры, ни брата, представлял себе, как это здорово, когда в семье несколько детей. И мечтал, чтобы в доме было шумно и весело, чтобы маленькое, уверенное в своей исключительности чудо по утрам врывалось в родительскую спальню, пыхтя перелезало через него и плюхалось в серединку, требуя любви, ласки и игр. А потом чтобы появилось следующее чудо и, может быть, ещё одно. Он, Саша, был уверен, что станет своим детям хорошим отцом. 

Но прошёл год со дня их с Татьяной свадьбы, а в их жизни ничего не изменилось. Доктор Эмерих всё понимал и знал, что в таких случаях непременно следует обратиться к специалистам. Он поговорил с коллегами, и ему посоветовали одного, пожилого и очень опытного. Саша сначала, не желая лишний раз травмировать жену, съездил к нему один. Доктор посоветовал начать обследоваться самому. Александр сдал все необходимые анализы и убедился, что здоров. И лишь после этого он всё же решил поговорить с Татьяной. 

Она восприняла его предложение проконсультироваться со специалистом не просто в штыки, а ещё и устроив образцово-показательную истерику. Но это он много позже понял, что истерика была постановочной, а тогда увидев такое впервые, страшно испугался, стал бегать вокруг рыдающей и катающейся по полу жены и уговаривать её, и утешать. И так растерялся, что даже забыл, что он вообще-то врач и прекрасно знает, как приводить в чувство истеричных пациентов. 

Татьяна успокоилась нескоро. Перестав биться и кричать, затихла, забилась в угол и смотрела на него оттуда с тоской. Саша почувствовал себя последней сволочью, но всё же спросил, сев рядом с ней на пол: 

- Может быть, ты мне объяснишь, почему так восприняла моё предложение? Ведь во многих семьях есть проблемы с бесплодием, но люди борются, лечатся… 

- Как быстро ты готов навесить на меня ярлык бесплодной, - зло прошептала Таня, - может, ты ещё и развестись со мной хочешь? Может, я для тебя только инкубатор? А раз родить не могу, то и не нужна совсем? 

- Ну, что ты говоришь, Танюш. Ты для меня жена, друг, а не только потенциальная мать моих детей. Но мне казалось, что в моём предложении нет ничего обидного. Я ведь уже проверился, думая, что, возможно, дело во мне. Хочешь, я тебе результаты анализов покажу? 

- Не хочу… Оставь меня в покое. Год – это ещё не показатель. И вообще, я слышала, что многим удаётся забеременеть, резко сменив климат. Вот давай съездим куда-нибудь в тёплые страны. Может, и у нас получится? 

Саша знал, что год – это уже серьёзный повод задуматься о возможном бесплодии, но промолчал. Денег у него тогда, обычного районного детского ортопеда, было мало, да что уж там, просто кот наплакал, но он занял по знакомым и повёз жену в Турцию. 

Татьяна, которая раньше никогда дальше Казани не ездила, была потрясена. Они провели в отеле, показавшимся им шикарным, две недели, хорошо отдохнули, загорели и отоспались. Но вот делу это совершенно не помогло. И тогда Саша, сам не слишком веря в подобный способ решения проблемы бесплодия, всё же перешёл на работу в коммерческий медицинский центр, куда его зазывали бывшие преподаватели, чтобы иметь возможность возить жену на курорты не раз в несколько лет, а чаще. 

Татьяна, почувствовав прелесть довольно обеспеченной жизни, расцвела, похорошела и уволилась с работы, решив посвящать больше времени себе. Александр не возражал, надеясь, что теперь она найдёт время и на лечение. 

С момента исторической истерики прошло уже два года. Жена регулярно сообщала ему о новых народных способах обзавестись ребёнком, которые она испробовала на себе. Саша, кивал, слушая, и, подавляя звучащий в голове скептический голос профессионального врача, продолжал надеяться. 

В целом, отношения с Татьяной у них были неплохими, хотя иногда ему хотелось сказать ей вслух, что она постепенно превращается из милой девушки в стерву, «стервенеет», как Саша это называл про себя. Но, пережив развод родителей, для себя Александр такой вариант решения проблем никогда не рассматривал. Ему даже в голову не приходило, что они с Татьяной вдруг могут стать чужими людьми только из-за того, что она чем-то его не устраивает, а он не устраивает её. Александр Эмерих был уверен, что семья – это непрестанный труд, и был готов много и тяжело трудиться. 

Через три года со дня свадьбы Саша случайно уронил в мусорное ведро обручальное кольцо. Просто крутил по своей привычке на кончике пальца и, выбрасывая какие-то ненужные бумаги, выкинул и его. Тяжёлый золотой ободок проскользнул между другим мусором и скрылся из виду. Вздохнув, Александр расстелил на полу газету, вытряхнул содержимое ведра и принялся искать пропажу. Кольцо нашлось почти сразу. Но, кроме него нашлась и пустая упаковка от противозачаточных таблеток. Саша сначала ничего не понял, повертел картонную коробочку в руках и хотел было сунуть её вместе с остальным мусором в ведро. Но тут же замер, осознав вдруг, что означает наличие этой упаковки в их квартире. 



Яна Перепечина

Отредактировано: 01.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться