Непридуманная сказка

Размер шрифта: - +

Глава 62

 

Москва, ноябрь 2002. Александра Катунина 


- Хочу себе такую кушетку массажную купить, - Виталий заинтересованно остановился у стенда крупной компании, производящей медицинскую технику. – Спину свою буду нежить после долгого рабочего дня. 

Они уже два часа бродили по выставке, на которую он зазвал Сашу. Она пошла просто, чтобы побыть с ним, но потом заинтересовалась, стала задавать вопросы. Ведь это работа Виталия. И ей, если она его любит, должно быть не всё равно, чем он занимается. Саша была в этом уверена и старалась вникнуть во всё самым внимательным образом. Виталий заметил это и благодарно улыбался ей. Они увлечённо изучали и опробовали всё, на что падал глаз. Виталий присматривался и обдумывал, с кем ещё из отечественных фирм можно было бы заключить контракты по работе, а что стоило купить для детской больницы, и рассказывал об этом Саше. А она слушала, запоминала. 

- Работу нашего выставочного образца можно опробовать на себе, - доброжелательно предложила девушка, выглянувшая из-за ширмы, - не желаете? 

Виталий и Саша переглянулись. Он улыбнулся и кивнул: 

- Желаем! Ты как, Санечка? 

- Ой, нет! – засмеялась она. – Давай лучше ты, Виталь. Тем более что тебе это нужно. 

- А я с удовольствием, - крякнул тот, разулся и улёгся на одноразовую простынку, заботливо расстеленную девушкой. Та показала ему, как следует устроиться для наибольшего удобства и эффекта и нажала на кнопку. Кушетка загудела, и заездил под спиной Виталия толстый валик. 

- Ну, как? Здорово? Приятно? – Саша присела на краешек чудо-кушетки и взяла Виталия за руку. Тот улыбнулся, кивая, и прикрыл глаза от солнца, струившегося в окно. 

Александра устало потёрла виски и посмотрела на него. Бледное лицо его вдруг показалось ей невероятно знакомым. Даже голова закружилась и перед глазами поплыло: вот точно так же, вытянувшись и закрыв глаза, лежала в солнечном свете неделю назад соседка Нелли Геннадиевна. Но как они похожи! Как невероятно, невозможно похожи! Только Виталий моложе, конечно, гораздо стройнее и… красивее. 

Неужели?! Саша перестала дышать, судорожно соображая. Виталию тридцать пять. Значит, с какого он года? Господи, да с шестьдесят седьмого, конечно! И день рождения у него двадцатого августа. Как же она раньше не соотнесла? Как не подумала?.. Нет, ерунда. Не может быть… Не может? 

- Виталик, а ты в каком городе родился? В Москве? – Саша услышала свой голос и не узнала сама себя. 

Но Виталий не заметил ничего необычного и с готовностью ответил: 

- В Шатуре. Во всяком случае, так было написано в моём свидетельстве о рождении. Я его видел один раз, случайно, когда в шестнадцать лет паспорт получал. А потом у нас в детдоме пожар небольшой был, документы многие сгорели, в том числе и моё свидетельство о рождении. Мне тогда уже как раз почти восемнадцать было, и я готовился уходить из детского дома. Никто возиться, восстанавливать не стал, просто посоветовали мне потом, когда уже самостоятельно жить буду, дубликат сделать. А я плюнул на это. Какой смысл? Свидетельство о рождении нужно, чтобы доказать какие-то родственные отношения. А у меня родственников нет. Доказывать нечего. А паспорт я раньше получил. И в тот день он не сгорел. Так что мне свидетельство о рождении и не пригодится никогда. 

Виталий пожал плечами и снова улыбнулся слабому осеннему солнцу, заглянувшему в окно. 

- А мама… Ты о ней что-то знаешь? Прости, что я спрашиваю… 

- Да ничего… - Виталий открыл глаза и повернул голову. – В смысле, ничего страшного. Спрашивай, конечно. Да и не знаю почти ничего. Я в отличие от многих почему-то интересоваться не хотел. Зачем? В чём смысл? Ну, узнал я из свидетельства о рождении, что зовут её Нелли Геннадиевной, а фамилия Фурсина. И что? Она с тех пор уже могла десять раз замуж выйти и столько же раз фамилию поменять. Да и не хочу я её видеть. Она мне никто. 

- Понятно… Прости меня, - Саша положила свою руку на его раскрытую ладонь. 

- Санечка, как хорошо, что я тебя встретил, - ласково улыбнулся он. 

- А я тебя, - ответила Саша. 

А про себя подумала: «Всё верно, она его мать. И что же мне теперь с этим делать?» 


Темнело уже совсем рано. И когда они вышли с выставки и сели в машину, казалось, что не середина ноября на дворе, а зима: снег, темень и холод. Виталий включил обогрев сидений и обернулся к Саше: 

- Саня, а почему вдруг ты спросила про мою мать? И голос у тебя был какой-то… - он поискал слово, - не твой. 

Вот тебе и на. Вот и не заметил ничего. Саша вздрогнула и мысленно заметалась в поисках ответа. Потом выдохнула и – будь что будет – сказала: 

- Виталик, ты только не волнуйся, но, кажется, я знаю твою маму. 

- То есть? – не понял он. 

- Ну, вот так… Она моя соседка. По подъезду. Ей вчера плохо стало, и так вышло, что она мне рассказала о том, что у неё был сын, от которого она отказалась сразу после его рождения. Дело было в Шатуре. И зовут её Нелли Геннадиевной. 

Виталий судорожно глотнул. И в машине стало тихо. Саша со страхом искоса посмотрела на него. Он сидел, глядя перед собой, и молчал. 

- И ты на неё похож. – Саша тихо и нежно взяла его за руку. – Я это поняла, когда увидела тебя лежащим. А до этого видела в таком же положении её. 

- В твоём доме! В твоём подъезде! – громко, неестественно засмеялся вдруг Виталий. 

Саша сначала испугалась, что у него истерика. Но резкие рыдающие звуки быстро сменились нормальным весёлым смехом. 

- Саня, Санечка, - выпалил, отдышавшись, Виталий, - давай ты уедешь из этого дома? Переезжай ко мне! Да что я говорю? Саня, выходи за меня замуж! 

Александра неромантично, совершенно не в соответствии с моментом, уставилась на него: 

- Что-о? 

- Ну да. Выходи за меня. Я тебя очень прошу. И давай продадим вашу квартиру и купим где-нибудь в другом месте. Чтобы подальше от этого кошмарного дома. Или просто переезжай ко мне, а квартиру сдадим... 

- Ну почему же кошмарного? 

- Потому что в нём живёт женщина, которую я не хочу увидеть даже случайно. 

Оба помолчали. Потом Виталий всем корпусом повернулся к Саше, протянул руки и прижал её к себе: 

- Санечка, только ты не думай, что я зову тебя замуж только из-за дома и этой женщины. Нет, я правда очень, очень хочу прожить с тобой всю жизнь. Понимаешь? 

- Да, - неловко кивнув, сказала Саша, - да… 

- Ты выйдешь за меня? 

- Да, - снова кивнула она. 

Она очень хотела замуж. Но в душе не было ни счастья, ни спокойствия. И Александра никак не могла понять почему. 


Переезжать к Виталию до свадьбы Александра категорически отказалась, вызвав его явное неудовольствие, которое он, впрочем, постарался скрыть. Саше было неудобно, и она решила свою вину загладить любовью и нежностью. Что, конечно, удалось довольно скоро. Виталий больше ни о каком переезде не заговаривал, но зато стал торопить со свадьбой. Не избалованной мужской настойчивостью и решительностью Саше это было так приятно, что все глупые мысли сразу же забылись и больше не возвращались. Она с головой окунулась в подготовку к свадьбе, которую было решено в соответствии с традициями назначить на Красную горку. 

И только иногда Саша вдруг будто вырывалась из мягких лап сладкого сна и с тревогой думала: где же Наталья и жива ли она вообще? 



Яна Перепечина

Отредактировано: 01.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться