Непридуманная сказка

Размер шрифта: - +

Глава 64

 

Москва, декабрь 2002 года. Александра Катунина 


Не может быть! Саша прижалась лбом к стеклу, будто просто смотрела в окно, и начала судорожно соображать. Пятно. Родимое пятно. Как там было написано в дневнике у Маши? «Сейчас жарко, и Он часто ходит с обнажённым торсом. Как же Он красив! Мы смотрим телевизор и я так люблю прижиматься к нему и целовать его рядом с родимым пятном с левой стороны груди…». С левой? Господи, с левой, с левой! Неужели это он, Виталий?! А фотография?! Олеськина фотография! Она же лежит в сумке. Надо посмотреть. 

- Я сейчас, мальчики и девочки, - чуть хрипло пробормотала Саша и, стараясь не вызвать у Виталия подозрений, неторопливо вышла из комнаты, чувствуя, как противно и больно что-то дрожит у неё внутри. Схватив сумку, она закрылась в ванной. Пусть он думает, что пошла попудрить носик или как там ещё пишут в глупых книгах и говорят в глупых фильмах? 

Фотография нашлась, где и должна была, в ежедневнике между страниц. Хорошо знакомый цветной прямоугольник, много раз изученный вдоль и поперёк. Спящий на боку молодой мужчина. Лица не видно, оно почти полностью закрыто одеялом. Может, он и не спит вовсе, а, услышав, что Олеська хочет сфотографировать его, специально закрывается от камеры? Да, пожалуй, так. Только тёмные волосы видны… А вот и пятно под мышкой. Раньше она думала, что это дефект плёнки или какая-то прилипшая к коже неизвестного грязь: бумажка или сухой листок с дерева. Но нет, конечно, нет. Родимое пятно. Такое же. Да что она! Не такое же, а то же самое. Виталий! Господи, нет! Не может быть! Не может! Ты слышишь меня, Господи?! Нет! Я прошу тебя – нет! Только не это…

Саша включила холодную воду и быстро умылась. Не истерить! Не медлить! Смотри ещё. Сравнивай. Пятно может быть просто совпадением. Наверняка совпадение. Ну, прошу тебя, Господи! 

Фотография была не слишком чёткой. Но Саша вглядывалась в неё снова и снова, ища…что? Подтверждение? Опровержение?.. 

Как-то Вадим в шутку учил их с Ангелиной давать словесный портрет. Вспоминай, как! Сверху вниз? Да, точно. Ну-ка, попробуем. Волосы каштановые, шатен. Совпадает. Форма головы – вытянутая. Да, похоже вытянутая. Она судорожно всматривалась в изображение. Уши. Форма ушей… Небольшие, овальные, аккуратные, мясистая мочка довольно сильно оттопырена. А у Виталия как? Вспомнить бы… Почему-то его уши она не разглядывала. Всё больше глаза, улыбку, руки… Ладно, можно выйти и посмотреть... Так. Что ещё видно? На шее цепочка, золотая или какого-то другого жёлтого металла. Плетение, конечно, не разобрать, просто тонкая полоска. Вадим тоже носит такую же. Саша сначала думала, что с крестиком, а потом увидела кулончик со знаком зодиака и даже разочаровалась немного… Значит, всё-таки он? Или нет? Что дальше? Ниже, на спине, небольшой вертикальный шрамик, давнишний, белый. Всё. Стоп. Это он. Ну, почти точно он. Совпадают цвет волос, форма головы, цепочка, шрам – она видела его пять минут назад, когда прижималась щекой к спине Виталия. Ещё родимое пятно… Пятно! Будь оно неладно! Осталось уточнить только форму ушей. И всё… И что – всё? Что делать-то потом? 

Саша оперлась дрожащими руками о раковину и посмотрела на себя в зеркало. Серое лицо, почти чёрные безумные глаза и трясущиеся губы. Кажется, не так давно, в мае, она уже видела в отражении себя в таком же состоянии. Это было в тот день, когда она узнала, что погибла Машка. 

Александра снова пустила холодную воду, подождала, пока та станет совсем ледяной и стала жадно пить. Что делать? Что теперь делать? В квартире Полиночка. Здесь нельзя, никак нельзя дать Виталию понять, что она догадалась… Когда же вернётся Ангелина? И Вадим так некстати уехал... 

Мысли о крестнице привели Сашу в чувство. Она решительно выключила воду, растёрла полотенцем лицо и достала косметичку. По легенде мы ушли укреплять фасады? Нате, получите! Подводка для глаз, тени, тушь. Немного румян и блеска на губы. Саша красилась редко, поэтому в её косметичке было почти пусто. Ничего особенного, всего несколько тюбиков и коробочек. Но всё же лицо посвежело. Пожалуй, сойдёт. Виталий мужчина. Вряд ли он представляет, сколько времени нужно девушке, чтобы привести себя в порядок. Она была в ванной около десяти минут. Не так долго. Не должен он ничего заподозрить… А если всё же? Нет. Она обязана всё сделать, чтобы не было никаких «если». 

Саша ещё раз изучила фотографию, всматриваясь в рисунок ушной раковины лежащего парня, потом беспорядочно засунула в сумку снимок, косметичку и расчёску и открыла дверь, совершенно не зная при этом, что и как она будет делать уже меньше, чем через минуту. 

Не успела она выйти из ванной, как услышала, что в замке поворачивается ключ. Ангел! Слава Богу! Снова Ангел её спасает! 

Саша бросилась к двери и облегчённо сказала подруге: 

- Привет, ты так быстро! 

- Да, - грустно улыбнулась та. Она всегда страшно скучала без Вадима. Саше очень жалела в такие дни свою влюблённую в собственного мужа подругу. Но сейчас она думала об одном: как можно скорее увести Виталия подальше от ни в чём не повинных Ангелины и Полечки. 

- Здравствуй, Ангелина! – громко крикнул из детской Виталий. 

Ангелина удивлённо и многозначительно вскинула тонкие брови и отозвалась: 

- Добрый вечер, Виталь! 

- Да, он здесь, - кивнула Саша и скомандовала, - иди, мой дорогой друг, мой руки и садись есть. Я тут отбивные, которые ты размораживать оставила, нашла и пожарила. Хочешь? А, что я спрашиваю? Конечно, нет. Тебе ж без твоего Валдайцева кусок в горло не лезет. Но тут уж дело подневольное. Хочешь – не хочешь, но, пока я рядом, есть придётся. И ещё Виталий столько вкусного привёз. Всё, шагом марш в ванную! 

Грустная Ангелина улыбнулась благодарно и поплелась выполнять команду. 

Саша тихонько зашла в комнату и села в кресло, искоса поглядывая на Виталия и одновременно стремясь и страшась перевести взгляд на его уши. Одна, доводящая до умопомрачения мысль, билась в голове. Может, всё же не он? Она сейчас обрадовалась бы даже если бы у Виталия вдруг обнаружились, например, ослиные уши. А что? Вполне себе симпатичные длинные ушки, тёплые и бархатистые на ощупь. Она когда-то в Абхазии каталась на ослике и помнила свои ощущения. И ослиные уши её вполне, вполне устроили бы. Только бы не… 

Судорожно цепляясь за последнюю надежду, она всё же подняла глаза на своего жениха и почти вздрогнула: всё было плохо, так плохо, что жить не хотелось. Уши парня на фото и Виталия были ушами одного и того же человека: небольшими, аккуратными, овальными, с мясистыми оттопыренными мочками. 

Позже, отвечая на вопросы Вадима Валдайцева, Саша никак не могла вспомнить и рассказать, как же прошли те полчаса, что они с Виталием провели в квартире после прихода Ангелины. Обо всём рассказывала её подруга. Впрочем, там и рассказывать-то было не о чем. Попили чайку, поумилялись Полечке и вскоре ушли. Вполне себе весёлые и естественные, чему потом, уже узнав обо всём, страшно удивлялась Ангелина. 



Яна Перепечина

Отредактировано: 01.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться