Непридуманная сказка

Размер шрифта: - +

Глава 81

 

Москва, май 2003 года. Александра и Ангелина 


- И как он сделал тебе предложение? – выпалила Ангелина, едва увидев на пороге подругу. 

- Ангел, пытать будешь, не скажу, - развела руками в стороны Саша, разуваясь в прихожей и улыбаясь выползшей из комнаты следом за матерью Полине Вадимовне, - и, заметь, не из вредности, а потому что не помню. 

- То есть как – не помнишь? – насторожилась Ангелина и снова, уже несколько угрожающе, переспросила: 

- То есть как это ты не помнишь? Ты мне по телефону что сказала?! 

- Что выхожу замуж, - Саша просочилась между подругой, грозно уперевшей руки в бока, и стеной и плюхнулась на колени перед крестницей, - ну, здравствуй, здравствуй, моя любимая. 

- Надеюсь, я тебя правильно поняла и замуж ты выходишь за своего ненаглядного Эмериха? 

- Да, замуж я выхожу за твоего ненаглядного Эмериха, сводница, - засмеялась счастливая Саша, - но вот как он мне сделал предложение, я не помню. 

- Минуточку… - Ангелина протянула руку и ладонью потрогала лоб подруги. Потом постояла секунду в раздумье и оторопело велела: 

- Дыхни! 

- Ты что? – засмеялась Саша. – Ума лишилась? 

- Это не я лишилась. Это ты не в себе. Как это можно забыть, как тебе любимый предложение делал? Вы ж не престарелая пара, празднующая семидесятилетие семейной жизни! Им было бы позволительно забыть. Но тебе! Тебе! Ты что, не понимаешь, как мне всё интересно? 

- Понимаю, - покаянно кивнула Саша, - но я правда не помню. Честное-пречестное слово! Мы гуляли, разговаривали обо всём на свете, а потом вдруг выяснилось, что уже обсудили и венчание, и свадьбу, и всю нашу дальнейшую жизнь. 

- М-да, - в раздумье протянула Ангелина, - то есть на колено он не вставал и кольца не дарил? 

- Не-а, - легкомысленно отозвалась её неправильная подруга из ванной, куда отправилась мыть руки, собираясь потискать крестницу, - он мне лучше подарок сделал. 

- Это какой же? – Ангелина возникла в дверном проёме, протягивая подруге чистое, вкусно пахнувшее полотенце. 

- Он сказал, что хочет детей. Моих и его общих детей. И что мечтает о том дне, когда я стану мамой Артёмке, - Саша наклонилась над раковиной, набрала полные ладони холодной воды и плеснула себе в лицо. 

Несентиментальная Ангелина вдруг часто-часто захлопала ресницами, потом зачем-то посмотрела в потолок и, наконец, закрыла лицо полотенцем. Потом отняла его и тихо сказала: 

- Боже мой, Сань! Это такое чудо, Сань! Это лучшее, что может сказать мужчина женщине. 

- Да, я тоже так думаю, - согласно кивнула Саша. – Я даже не верила, что и в моей жизни когда-нибудь такое будет после всего, что… Нет, больше о плохом вспоминать не буду! Ты представляешь, у меня будет уже готовый сын, самый лучший мальчик на свете, и ещё дети! 

- А что я тебе говорила?! Что надо верить! А ты не верила! 

- Я боялась, Ангел. И сейчас боюсь. 

- Чего ты боишься, друг мой сердешный? – Ангелина всплеснула руками и сурово взглянула на Сашу. 

- Боюсь, что это всё сон. 

- А! Ну, это мы сейчас исправим! Сейчас я тебе гарантирую яркие реальные ощущения! – Ангелина исчезла и через несколько секунд вернулась с Поленькой, которую несла на вытянутых руках. 

- На! – Она сунула дочь в руки куме и отряхнула ладони, как после тяжёлой работы. – Сейчас тебя твоя крестница в чувство приведёт! Ты её только к себе лицом поверни. 

Нежно улыбаясь обожаемой Полине Вадимовне, Саша послушно развернула девочку к себе лицом и обняла. Секунду малышка прижималась к крёстной, потом завозилась, широко раскрыла ротик и со всей силы вцепилась дёсенками в нос Саши. 

- Ай! – вскрикнула та. 

- Ага-а!- кровожадно рассмеялась Ангелина. – Ну, что? Спишь? 

- Нет, - Саша потёрла покрасневший мокрый нос, - а что это с моей девочкой? 

- Ну, на этот счёт у нас в семье единого мнения нет. Валдайцев думает, что зубы наконец-то скоро полезут, они у нас что-то припозднились. А я уверена, что наша дочь готовиться стать пираньей… - она осеклась и с подозрением посмотрела на подругу. 

- Подожди, что-то ещё ты мне не сказала. У тебя на лице написано. Колись-ка! 

Саша засмеялась, сделала страшные глаза и таинственно прошептала: 

- Ты только сядь, а то упадёшь. 

- Что ещё? – Ангелина прижала руку к пышной груди и с ужасом уставилась на Сашу. – Не томи ты меня! 

- Ты помнишь, как зовут нашего с Сашей сына? 

- Артём… 

- Ты помнишь, откуда он у нас? 

- Оттуда же, откуда Поленька, - Ангелина ровным счётом ничего не понимала. 

- Ты помнишь, когда он родился? 

- Пятнадцатого февраля 2002 года. 

- Молодец. А теперь подумай. У нас сын Артём, который родился в феврале прошлого года и которого Саша усыновил в больнице, где работает Валентина Павловна. Вспоминай, что было год назад. 

Ангелина задумалась на секунду и громко ахнула, закрыв рот ладонью: 

- Не может быть! Так не бывает! 

- Это ты мне говоришь? А кто обещал мне сказку? Вот она и случилась. Сначала была страшной, а теперь стала волшебной. 

- Не может быть, - потрясённо повторила Ангелина, качая головой. Кудряшки её тряслись, будто тоже удивляясь. 

- Может. Артёмка – сын Олеси. Мне Саша документы показывал. Там чёрным по белому написано: мать – Ермохина Олеся Викторовна. 


Проводив подругу, Ангелина снова позвонила мужу в очередной раз по делам службы уехавшему в Петербург. Памятуя о прошлой своей ошибке, в этот раз разговор начала как нежная жена. 

- Димка, милый мой! Я так тебя люблю! – счастливо щебетала она в трубку, не давая Вадиму вставить даже слово. - Ты у меня умничка! Всё сделал, как надо! Всё получилось! Теперь тебе снова надо съездить на кладбище! 

- Как?! Опять?! – поразился Вадим. – На какое на этот раз? Или у меня бессрочный тур по кладбищам Санкт-Петербурга? «Огласите весь список, пожалуйста». 

- Туда же, на Смоленское!.. Нет, как всё-таки удачно, что опять в Питере! 

- Я рад, что тебе моё отсутствие доставляет такие положительные эмоции. 

- Да, милый! То есть, нет, милый! Я хочу сказать, что очень, очень скучаю и жду тебя! Но это здорово, что ты можешь сейчас же выполнить мою просьбу! 

- Ты о поездке на кладбище? 

- Ага! Димка, Димочка, у нас всё получилось. Ты такой умничка! И Ксеньюшка, Ксеньюшка просто молодец! Санька с Сашей собираются пожениться! Ура! Ты слышишь? Ура! А Артёмка Эмерих – сын Олеси Ермохиной. Ты представляешь? Это же невероятно! Просто чудо какое-то! Как всё хорошо устроилось! Теперь нужно обязательно Ксеньюшку и Господа поблагодарить! Непеременно! 

Вадим в Питере отнёс трубку от уха, улыбнулся и кивнул, будто жена могла его увидеть. Потом снова приблизил телефон к себе и негромко ласково сказал: 

- Я ничего не понял, но зато я знаю, что люблю тебя, жена моя. 

- Что?! – осеклась на том конце провода, за восемьсот километров от него ликующая Ангелина. – Что, Дима? 

- Я люблю тебя, моя беспокойная, неугомонная, шебутная жена. И я, конечно, поеду на Смоленское кладбище и закажу благодарственный молебен. Даже два. Один за Сашек, а второй за то, что в моей жизни есть ты и Поля. Моё чудо. 

Притихшая Ангелина в Москве дрожащими пальцами погладила трубку и шепнула: 

- И от меня закажи третий: я тоже благодарю, за тебя и за нашу дочь. 



Яна Перепечина

Отредактировано: 01.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться