Неприкасаемый

Размер шрифта: - +

31 глава

Марк

Одним днем ранее.. События идут паралельно двум предыдущим главам.

 

- Марк, ты хорошо подумал? – спросил папа строго и по-деловому. 

Он всегда был такой на людях. Немного сдержанный, отстранённый и  слишком спокойный. Но в душе у него буревала куча эмоций, и он переживал за меня. Я это знал. Еще я знал то, что он до сих пор чувствует себя виноватым, хоть и нашлась истинная причина моей фобии.

Мы никуда конкретно не направлялись, а просто ездили по городу вот уже целый час. Отец приводил весомые доводы оправиться в Испанию и продолжить лечение уже там. Да. Он все рассчитал и все подготовил. Меня уже там ждали. Виза у меня еще действовала,  осталось только купить билеты, собрать чемоданы и стартануть.
Но только вот он не посоветовался со мной и не спросил - хочу ли я этого. 

- Я все решил. Я хочу остаться дома, - твердо ответил я.

- Ты думаешь твой врач сможет тебе помочь? – серьезно спросил отец.

- Я не знаю… -  честно признался я.

- Ты  ему рассказал?

- Да, - шумно вздохнул, – вчера. А что мне оставалось делать? Если скрывать уже нечего, и вы все знаете..

- Ясно, - устало сказал папа.

Мы замолчали. А я снова вспомнил смс-ку Вари и последующий долгий разговор с мамой. Позавчера, когда мне неожиданно пришло от нее сообщение, я, прочитав его, был настолько поражен, что у меня не было ни сил, ни желания ей что-то отвечать. Я злился на нее и на себя. Зачем она все рассказала? Куда она торопилась? Почему вообще она решила, что для меня так будет лучше? 

Я не любил, когда за меня принимали решения. Особенно сейчас, в период болезни. Только я сам имел на это права. Так я чувствовал себя все еще живым и реальным. И если я не мог выходить из дома, и был связан по рукам и ногам, то хотя бы в мыслях и словах я хотел оставаться важным и значимым. И даже Варя не должна была отбирать у меня это право. Я хотел сам все рассказать своей маме... Я открылся Варе, доверил свою тайну, свой тяжёлый груз, который носил на плечах уже больше десятка лет. И тут она влезла и разбила в хлам все мои планы. 

Варвара для меня стала очень важным человечком, и, наверное, поэтому ее поступок воспринимался в стократ болезнее. Сделала бы это другая девушка, я бы отреагировал совсем по-другому. Предательство близких к сердцу людей всегда бьет сильнее, попадая в самую глубину чувств. Я злился что именно она так поступила со мной. Что это была Варя.

Я злился на нее и поэтому не писал и не звонил вот уже третий день. Сегодня как раз приехал папа и предложил прокатиться и поговорить. Я пока не готов был к встрече с Варей, поэтому быстро согласился. Сейчас я тянул время, зная, что девушка может быть еще у нас дома. 

И ведь где-то в самой глубине души я понимал - она хотела мне помочь и, наверное, думала, что я слишком трусливый и никогда не расскажу обо всем первый. Черт. Зачем она это сделала глупая? Только все испортила и нарушила. Неужели она не понимала, что тем самым забирает у меня  ту самую мужскую сущность. Право выбора. Моего выбора.

Почему Варя такая вездесущая? Незаметно и легко она проникла во все сферы моей жизни и стала наводить там свои порядки. И я впустил ее. Я был готов к этим отношениям. Доверился ей, выпотрошил свою душу, открыл сердце и показал ей свои страхи. И искал я поддержки и думал что нашел ее в лице Вари. Но этот ее  поступок выбил меня из колеи, и стасовал в черту все карты. 

- Значит так, - снова прозвучал голос отца, перебивая мои мысли в голове, - даю вашему Богдану еще один месяц. Если за это время я не увижу положительной динамики, то я свяжу тебе руки и насильно увезу. Ясно? 

Говорил отец спокойно и тихо, но в его словах я ни капли не сомневался. Он это сделает. Он действительно это сделает. 

- Понял, - сухо отозвался я. 

- Карине я ничего не говорил, - вдруг сказал папа. -  Она не знает кто ты. Пусть это информация будет храниться только между нами. Так будет лучше. 

- Я согласен. Я бы вообще никому не рассказал, - пробурчал я недовольно.

Мне все еще было  стыдно и неловко. Но на мое удивление мне стало легче. Когда я рассказал все маме, и увидел ее слезы, мне почему-то стало жалко ее. Именно ее, а не себя. Сам я как ни странно почувствовал облегчение, будто бы очистился от позора, в котором в принципе не был виноват. Мама долго плакала и уверяла меня, что я ни в чем не виноват. Я итак это знал всегда, но именно из маминых уст это прозвучало так непривычно и то же  время просто, что на меня снизошло озарение. Я не виноват! Отцу, как оказалось, признаться было еще тяжелее. Но мне и не пришлось. Мама сама ему все рассказала. Папа был очень деликатным и умным и понимал, что со мной не стоит это обсуждать. 

- Марк, ты взрослый парень. Давай уже соберись. Я всегда гордился тобой.

- А сейчас? – посмотрел я на него.

- Сейчас тоже, - сказал отец. – поэтому не разочаровывай меня дальше и сделай все, чтобы сдвинуться с нулевой точки. Выздоровеешь - я тебе квартиру подарю в «Чистом городе».

- Я обязательно поправлюсь. А квартиру не надо, я сам заработаю.

- Понятно, - даже не удивился папа, прекрасно зная мой характер, -  разберёмся. 

Дальше мы ехали и разговаривали на отвлеченные темы. Папа рассказывал о работе и своих планах, стараясь меня отвлечь от всех передряг, которые произошли совсем недавно.
...

Дома я узнал от Сабины, что Варвара спрашивала обо мне. Но я все еще был сильно зол на нее и не стал ей звонить. Да и боялся я нагрубить ей и наговорить лишних слов. Мне нужно было остыть хотя бы еще пару дней разобраться в своих чувствах к девушке и все обдумать.

В моей жизни все закрутилось с бешеной скоростью, и мне просто захотелось забыться и отдохнуть. Я не хотел выяснять ни с кем отношения, не хотел спорить, что-то доказывать. Мне хотелось послать все это к черту на куличики хотя бы до понедельника, и просто побыть обычным парнем.



Анна Дубинская

Отредактировано: 29.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться