Неприкосновенное сердце

Размер шрифта: - +

Глава 3

Просто однажды, сидя за компьютером после работы, ты понимаешь, что чего-то не хватает. Есть семья, друзья, машина, дом, деньги, успех, но ты не чувствуешь себя счастливой до конца. Не хватает того, кто бы пришел к тебе домой со свежими кексами, сделал чай, укрыл одеялом и обнял. Нет чувства счастья. Того, кто взял бы тебя за руку и сказал, что ты самая красивая во вселенной, даже если ты сама знаешь, что это не так. Раньше я думала, что слова ничего не значат, но я ошибалась. Первый раз в своей жизни я ошиблась, и это чертовски меня пугало. Слова — это много. Нам, женщинам, важно слышать, что мы самые красивые, милые, нежные, уютные и даже эгоистичные, но все равно самые нужные. Нам важно видеть любовь в мужских глазах, важно чувствовать ее. Ведь малейшее безразличие мы замечаем. Я любила, когда-то и казалось, была любима. И только сейчас поняла, что в этом и состоит счастье. Даже для нескольких жизней я уже слишком много чувствовала. 

Мне часто говорят, что я красива и являюсь воплощением сексуальности. Но на данном этапе жизни я просто ходячий парадокс. Я хочу быть счастливой, но думаю о вещах, которые расстраивают меня. Я ленива, но в то же время амбициозна. Я не нравлюсь себе, но часто люблю ту, кем являюсь. Я говорю, что мне плевать, но есть вещи, которые волнуют меня сильнее, чем жизнь. Я жажду внимания, но отвергаю его, когда сталкиваюсь с ним. Я ужасно противоречива. Я сама не могу в себе разобраться и, наверное, никто никогда не сможет.

В очередной вечер я сидела рядом с камином и читала книгу. Я люблю читать. Ты сбегаешь от всего мира и остаешься в своем собственном. Именно в такие моменты я счастлива и боюсь только одного — что мне не хватит жизни прочесть все, что я планирую. Все хорошие книги схожи в одном: когда ты дочитываешь до конца, тебе кажется, что это твоя история. В конечном итоге, каждая книга, которую ты читаешь, меняет тебя, и ты сам не замечаешь, как становишься другим человеком. Но не потому что видишь в себе героя из книги, а потому что начинаешь узнавать новое, умнеешь, а все люди, которые читают, слишком часто не замечают глупостей, которые совершают другие. Им не интересны ошибки посторонних людей, ведь они слишком сосредоточены на собственных. Только глупый человек может думать, что он умный, потому, что умный понимает, скольких вещей он еще не знает. На самом деле я не воспринимаю людей, которые не читают.

Зазвонил телефон, тем самым оторвав меня от книги.

— Какого черта? — встала с кровати, направляясь ко входной двери. 

В моей гостиной горел камин, и единственным освещением был неоновый потолок. Я была одета в халат толщины колбасной нарезки, и пучок на голове придавал мне «особого шарма». 

— Я рад тебя видеть, —  сказал Адам, улыбаясь, входя в квартиру. —  Одевайся. 

— На улице час ночи, и я никуда не поеду, пока ты не скажешь, что вел себя, как козел, — скрестила я руки на груди. 

— Ты шутишь? 

— Я никогда не шучу. У меня нет чувства юмора, — ответила я без тени улыбки на лице.

— Когда именно? — спросил Адам, смеясь.

— Знаешь, ты должен доминировать как мужчина, а не как идиот.

— Я вел себя как козел, — исчезла улыбка с его лица. —  Всегда. Ты в растрепанных чувствах, — прошел он в кухню, и я последовала за ним. 

— У меня растрепаны только волосы. Я не бываю в растрепанных чувствах.

Адам засмеялся, открывая холодильник, и достал бутылку воды, делая несколько жадных глотков. Его кадык при каждом глотке двигался, и на мгновение мне стало интересно, все ли Адам делает с такой жадностью?

— Время ужина. Будем есть? — спросил он с ухмылкой, заметив, что я наблюдаю за ним.

— В задницу засунь себе свой ужин, — резко ответила я, направляясь в комнату. 

— Леди так не говорят, ты знала? — последовал за мной мужчина.

— Я не леди, ты знал? 

— После таких слов моя мама вымыла бы твой рот самым дорогим средством для посуды, — подошел он ближе.

Его голос звучал ужасно громко в моих ушах. И чем тише он говорил, тем громче был звук. Его походка была грациозна, словно он перемещался не по кухне, а по подиуму. Адам влез в мое личное пространство, а я никому не позволяла этого делать. И все же все было на удивление легко.

— Только после того, как вымоет твой, я подставлю свой.

— Ты — девушка без фильтра на языке, верно? —  усмехнулся он.

— А ты — парень, чокнутый на всю голову, верно?

Мы стояли друг напротив друга и просто перекидывались репликами, и все же я чувствовала что-то близкое к счастью. Мне нравилось говорить с ним, пусть даже в таком формате. 

— В каком смысле? — спросил он в недоумении.

— Ты владеешь казино. Весь день проводишь с алкоголем, но не алкоголик. Ты не мой тип. Ты не умеешь ловить момент.

— Умею.

В следующее мгновение Адам притянул меня к себе, и я оказалась в плену его губ. Он обнимал меня за талию, и я целовала самого красивого мужчину. Того, кто бросал мне вызов после каждой фразы. Он был требовательным, и в такие моменты я чувствовала то, что хотела — он видел только меня. Когда мы оторвались друг от друга, Адам все еще не выпустил меня из объятий.

— Поехали со мной, — сказал он смотря мне в глаза.

— Куда? 

После такого поцелуя еще несколько минут я не контролировала себя, чего нельзя было сказать об Адаме. Он же был мастером контроля, который напоминал мне Эмили, только в мужском обличье. Сам по себе, но всегда по близости с другими.

Я направилась в спальню одеться, и, когда вышла, Адам держал в руках книгу, которую я читала. 



Anastasia Savitskaya

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться