Неприкосновенное сердце

Размер шрифта: - +

Глава 12

— Ты всегда защищал меня. Зачем? 

— Я люблю тебя, Донна.

— Ты по-другому смотришь. 

— Нет, — обнял Адам меня за плечи. — Просто теперь ты полюбила меня.

Адам был одним из тех мужчин, который любил обнимать. Он сжимал меня в объятьях, чаще всего смотря в глаза, и мне казалось, что я могу достать рукой до небес. 

Некоторые события в жизни случаются так редко, что требуют особого запоминания, и молчание в унисон — лучший исход. У каждого свои секреты, и, несмотря на мое умение держать язык за зубами, я не могу молчать всю жизнь. Когда Адам узнает мое прошлое целиком — уйдет. Его не будет рядом, и я поняла, что совершенно не готова к этому дню. В каком-то роде он эксплуатирует меня. И это действие выразится лишь в эмансипации, когда его больше не будет рядом. 

«Я боролась против всего, но теперь меня стало тревожить, что я никогда не боролась за что-то». Чак Паланик.

— Я голодна.

— Если моя невеста хочет есть, значит нужно ее покормить, — Адам улыбался. — Какая кухня?

— Будет странно, если я скажу, что хочу чизбургер? — склонила я голову набок.

— Если это твоя заветная мечта, значит, мы идем есть чизбургер, — встал он с постели, надевая спортивные брюки. — Я помню, как мы познакомились. Ты была единственным запретным плодом.

— Уже восемь утра, — встала я с постели, завязывая халат. — Нужно приготовить завтрак для Оливии, поэтому я сделаю вид, что не заметила идеальных слов, которые были только что сказаны.

— Улицы Нью-Йорка еще три часа назад были так пусты и чертовски привлекательны, — обнял меня Адам, целуя в губы, прежде чем мы вышли из комнаты. — Нужно много всего сделать. Ремонт в квартире, которую я раньше купил, уже почти готов. 

— Всему свое время, — направилась я в кухню. — Нужно устроить Оливию в школу, купить ей вещи и показать все, что я упустила за эти годы. 

— Я не хочу тебя пугать, не хочу тебе навредить, — говорил Адам, включая кофеварку. —  Я хочу заниматься с тобой любовью и в будущем воспитывать детей.

— Хорошо. Но мы должны быть командой. И я хочу, чтобы ты мне доверял. 

— Когда приедет твоя мать познакомиться с внучкой? 

— Я не думаю, что она этого хочет. 

— Но она ведь твой создатель. 

— Адам, ты ведь говоришь о моей матери, — засмеялась я.

— По большому счету, я говорю о тебе, — поцеловал он меня в лоб. — Мне нужно на работу, но машина с водителем будет ждать вас, когда будет нужно. Если ты чего-то не сможешь сделать, позвони мне, и я все устрою. 

— Я не собираюсь звонить тебе, — все еще смеялась я. — Сама со всем могу справиться. 

— Да, но в этом нет необходимости. 

В моей жизни наступил момент, когда я почувствовала себя самой счастливой стервой на планете. И я могла бы сказать, что это благодаря тому, что я наконец-то вернула дочь, обрела семью и водила любимую марку машины. Но все это было не правдой. Моменты счастья, которые я действительно делали меня счастливой, появились только после моей встречи с Адамом. Я сходила с ума, когда была далеко от этого человека, и понимала, что не смогла продержаться еще хотя бы один день, прежде чем вернуться. 

Прозвучал звонок мобильного, и я потянулась к телефону, увидев на экране фото Эмили.

— Привет, Эм.

— Ты дома? — спросила она.

— Да.

— Мы скоро будем у тебя.

— Мы — это кто? — достала я из холодильника сыр, мясо и соусы на бургеры. 

— Я и Стейси, — слышала я улыбку в ее голосе. — Мы едем. Сейчас на Broadway, если точнее, на Bronx Street. Стейси, может, ты прибавишь скорость? Потому что нас только что обогнало здание, а затем и дерево.

— А как ты оказалась не за рулем, Эмили? — засмеялась я. 

— С тех пор, как Стейси забеременела, она этим пользуется. И еще, — замолчала подруга на мгновение. — Не смей убежать от Адама. Я понимаю, что тебе страшно, я ведь женщина, сбежавшая от мужчины, который предложил ей свое сердце, и, кстати, я все равно в конечном итоге вышла за него замуж.

— Если это все, — улыбнулась я, — то я вас жду. 

«Шире открой глаза, живи так жадно, как будто через десять секунд умрешь. Старайся увидеть мир. Он прекраснее любой мечты, созданной на фабрике и оплаченной деньгами. Не проси гарантий, не ищи покоя — такого зверя нет на свете». Рэй Брэдбери.

— Пойду разбужу малышку, — сказал Адам, поцеловав меня в щеку. 

Мне нужно столько всего успеть, и это так непривычно. Я никогда никуда не спешила, зная, что меня никто не ждет. Но время летит слишком быстро, и нужно все делать вовремя, чтобы потом не было жалости об упущении не моментов, а самой жизни, в которой каждый день мы проживаем не так, как хотим. Я хочу, чтобы моя дочь рассказала мне, какое место во всем этом большом мире она хочет посетить первым, куда поехать второй раз, и где отпраздновать день рождения. Краски жизни с появлением ребенка становятся такими яркими, словно весна началась раньше времени. 

— Ангелы никогда не спят, — слышала я голос Адама. — Их просто не видно из-за облаков. 

— Юная леди, — повернулась я к ним, смотря на Оливию, которая смеялась в руках Адама. — Тебе нужно купить одежду. 

— Зачем? —  улыбнулась она. — У меня есть его.

— Ты уже такая умная, — поцеловала я ее в щечку. 



Anastasia Savitskaya

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться