Непримиримые. Печать крови

Размер шрифта: - +

1.3

Яркие полуденные лучи ударили в глаза, заставив зажмуриться, затем подставить ладонь ко лбу защитным козырьком. Взору попалась старая телега, с растрескавшимися и потемневшими от времени и влажности досками, кузов которой сверху донизу оказался заполненным сеном.

Рейна озадаченно взглянула на запряжённого вороного мерина. Конь был слишком ухоженным, вычищенным, не сочетающимся со строением, которое ему приходилось везти. Представившаяся картина настолько противоречила фантазии о приезде в академию, что девушка замерла на месте, пытаясь сопоставить своё представление и обрушившуюся реальность.

— И мы в этом поедем? — Рейна подошла ближе, запрокидывая голову, чтобы смотреть прямо в голубые глаза охотнику.

Тот схватился за тулью, чтобы шляпа сидела на голове плотнее и её не снесло от малейшего дуновения ветра, а после обхватил пальцами широкий край, надвигая на глаза.

— А ты хотела ехать в позолоченном экипаже с четвёркой белых жеребцов? — не сдержался от усмешки Терон. — Серьёзно? Ты хочешь, чтобы мы останавливались на битвы с мародёрами и падшими вампирами?

— Ну… нет… — промямлила Рейна, осознавая, что наставник более, чем прав. Такая конспирация упрощала длительный путь, и никому точно не приспичило бы полюбопытствовать «что там внутри есть интересного и дорогого».

Терон, продолжая сжимать пальцами поводья, протянул свободную руку воспитаннице, чтобы помочь ей вскарабкаться на высокую ступеньку. Рейна вложила свою ладонь в его и, использовав этот жест, как дополнительную опору для равновесия, взобралась в телегу. В нос сразу ударили едва уловимые запахи пороха и крови, из чего следовало, что до приезда в поместье охотнику пришлось повоевать с несколькими вампирами, лишившимися рассудка. Но аромат скошенного сена легко перебил остальные.

Решив не задавать вопросы о новом «чёрном списке» наставника, Рейна одернула платье и присела, заранее предполагая, что поездка выдастся очень тяжёлой, ведь сидеть приходилось на голой доске. Ухватившись за боковую металлическую ручку на облучке, девушка нервно заерзала.

— Что же вы не сказали, чтобы я платье не надевала? — грустно спросила Рейна, размышляя, что от быстрой езды ей придется следить не только за тем, как бы ни скатиться куда-нибудь с сидения, но и за развевающейся одеждой. Терон, раздражённо вздохнув, выудил откуда-то сбоку лоскутный плед и швырнул его в руки воспитанницы.

— Ноги накрой, и всё.

Рейна просияла и мгновенно выполнила наказ, чувствуя себя почти в идеальном комфорте; доска, однако, оставалась с непривычки жестковата.

— А вещи мои где?

Девушка заинтересованно склонила голову набок. Терон без интереса мотнул головой в сторону сена.

— Они, что ли, под этой грудой травы? — предположила Рейна, широко округлив глаза.

Она почувствовала, как у неё рефлекторно задёргалось правое веко: не хватало ещё по приезду стряхивать грязь со своих сумок.

— Именно! — сухо оборвал назревающие возмущения Терон. — Чтобы возникало меньше вопросов!

Последние два слова он проговорил нарочито медленнее и выделил интонацией. Рейна, насупившись, послушно замолчала. Нависшая атмосфера тем не менее совсем не угнетала её.

Взяв поводья в обе руки, натягивая их, охотник резко ударил лошадь, отчего та, громко заржав, тронулась с места и потащила за собой повозку. Девушка от неожиданности покачнулась, но, благодаря металлической ручке сбоку, смогла удержать равновесие.

— А что вы так резко ушли? — вскоре не удержалась от вопроса Рейна, проговорив его куда более приглушённо, чем обычно.

Мерин перешёл на рысь; телега покатилась быстрее.

— За столько лет всё не могу привыкнуть к этому вампиру… — тотчас ответил Терон, а после раздражённо сплюнул на землю.

От проявления этой, сугубо мужской, нетактичности Рейна поморщилась и отвернулась. Слова, наоборот, глубоко засели в сознании. Наверняка любому охотнику, получившему увечье или потерявшему кого-то из близких, ужасно тяжело принять вымышленный мир между двумя враждующими расами. В конце концов, вампиры всегда были хищниками — этот инстинкт невозможно заглушить ни временем, ни подавляющими препаратами.

Рейна задумалась о таблетках, которые ей должны предоставить в академии. Если их вкус хотя бы частично смягчил бы жажду, то соглашение для мирного сосуществования вполне способно реализоваться двумя сторонами.

Рейна почувствовала, как в душе нарастал гнев за погибших от рук вампиров людей. Даже её родная, биологическая мать не избежала этой участи.



Этель Легран

Отредактировано: 12.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться