Непримиримые. Печать крови

Размер шрифта: - +

3.3

***

Преграда в виде высокой тёмной двери из эбенового дерева легко отлетела в сторону из-за удара, но не сорвалась с петель, лишь звякнув металлической ручкой о стену. Син растерянно взглянул на свой кулак. Раны на ладони уже затянулись, а физическая сила вампира била ключом. Он до сих пор не мог привыкнуть ни к приобретённой после обращения способности регенерации, ни к ощущению всемогущества, которое являлось после особенно мучительного для организма приступа жажды. Определенно существовали люди, желающие собственной человеческой смертью получить долголетие, но парень только стиснул челюсти, чувствуя нарастающее отвращение: он никогда не выбрал бы подобную жизнь добровольно, даже при смерти, — лучше кануть в небытие.

Син мотнул головой в раздражении, чтобы отогнать злополучные, непрошенные мысли, переступил порог и уставился на ректора, боковым зрением заметив, что охотник тоже присутствует в кабинете.

Дверь следом захлопнулась, уведомив присутствующих громким стуком.

— Какой-то ты бледненький… Скрутило по дороге? — полюбопытствовал Терон, смотря на парня исподлобья.

Мужчина сидел, вальяжно откинувшись на спинку дивана и широко расставив ноги. Распахнутые полы плаща серой бесформенной материей покрывали белую обивку.

Син тотчас отвёл взгляд, проигнорировав наставника и не желая вступать в очередной эскалированный спор. Каждая их безобидная стычка всегда заканчивалась тем, что Син сходил с ума от ярости, ведь всё, что говорил Терон, оказывалось правдой, но от этого понимания делалось более тошно. Сейчас парень не был настроен на конфликт и вытекающие из скандала проблемы.

— Всё в порядке? — забеспокоился ректор, вглядываясь в задумчивое лицо ученика.

Син, снова погрузившись в размышления, несколько раз сжимал пальцы в кулак, оценивая накатывающее ощущение вибрации в теле. Сила до сих пор рвалась наружу, но он отчётливо понимал, что это самообман: за могущество вампир платит цену постоянными убийствами — этого не изменить, — а вампир, не пьющий крови, быстро ослабевает, хотя мощь порой разрывает отдельными вспышками. Для обращённого в вампира не лакомиться человеческой кровью — означало вскоре потерять рассудок, как и то, когда продолжаешь охотиться. Итог всё равно один. Это становилось долгой мучительной пыткой в ожидании смерти. Син горько усмехнулся: если находить жертвы, убивать ради собственного контроля, будет ли это жизнью человека… Только высшим вампирам под силу контролировать инстинкты.

Парень вдруг задался вопросами: «Какая мощь проявилась бы, если выпить кровь? Что в ней особенного, раз обращённые сходят с ума?», но ответы на них знали лишь истинные вампиры. Вампиры по праву рождения: чистокровные, чья родословная была наичистейшей, и аристократы — знать на ступень ниже, — которые единожды смешали гены с людскими. Стоило вампирскому клану переплести свою мощь с человеческими семьями несколько раз, как этот род терял статус верхушки общества, лишившись магии, передающейся из поколения в поколение; чистокровные защищали себя, заключая браки между братьями и сестрами внутри династии.

— Всё нормально, — процедил Син наконец в ответ и охотнику, и обеспокоенному ректору.

Парень в пару больших шагов преодолел расстояние до стола и положил раскрытую ладонь на дубовую поверхность, безмолвно требуя следующую порцию лекарства — прошлой упаковки не хватило и на неделю. Ректор в ответ горестно выдохнул, затем плотно сомкнул губы, ставшие единой бледной линией, но вскоре положил одну коробку ему на руку.

— Две, — пробормотал Син натужно, чувствуя, как во рту образуется слюна от голода. Будто бы кровь вообще можно принимать за пищу.

Брови ректора взметнулись вверх; мужчина порывался что-то сказать: губы его то раскрывались с мычанием, то вновь смыкались. От этого механического движения он выглядел измученным, словно решение о выдаче второй дозы принять для себя было особенно тяжело. Ректор, сдавшись требованию студента, резко выдохнул и вручил парню ещё одну упаковку.

Син крепко сжал обе коробки в ладони — рёбра их чёрного корпуса отрезвляюще врезались в кожу, — а после запихал в левый карман брюк, отчего натянутая ткань слегка топорщилась. Только тогда парень получил удовлетворение, испугавшись на доли секунд от представления, что следующая вспышка может оказаться последней. Время однозначно шло не в его пользу.

— Не много ли тебе за срок? — осведомился Терон, заглядывая на стол из-за спины парня, по-прежнему оставаясь сидеть на диване.



Этель Легран

Отредактировано: 12.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться