Непримиримые. Печать крови

Размер шрифта: - +

4.3

Теперь девушка была уверена в своих домыслах: ректор слишком хорошо осведомлён о вампирах и охотниках Гильдии, а обе стороны жёстко отслеживали утечку информации: людей предпочитали держать в неведении. Ректор академии, обучающий и тех, и других, априори не мог оказаться среднестатистическим человеком, даже рядовым охотником и тем более одним из нижестоящих вампиров. Вампир в нём не ощущался — оставался единственный верный вариант. Только было что-то не так: охотники обычно не вели оседлый образ жизни, а те, кто имел семьи, всё равно часто пропадали на заданиях. С управлением академии невозможно находить время и силы дополнительно на охотничье ремесло.

— Судя по всему, охотник из высших чинов… Приближенный главы Гильдии? — предполагала Рейна, наблюдая за сменой выражения лица ректора.

Он стал будто бы серьёзнее: губы показывали непринуждённую улыбку, а янтарные глаза сощурились, словно сканируя сокровенные мысли. Мужчина расправил плечи и выпрямился в спине. Плед, покрывающий плечи лоскутным одеялом, показался Рейне совершенно неподходящим нынешнему образу.

— Действительно проницательная девушка, — засмеялся ректор безрадостно, но лицо его озарила улыбка. — Я был главой Гильдии долгие пятнадцать послевоенных лет, пока не решил уйти из охотников. Это так очевидно? — прошептал он голосом, приобрётшим стальные нотки, и Рейна пожалела, что решилась поднять эту тему.

— Обычные люди не знают о вампирах, — промямлиа она тише, почувствовав возникшую дрожь в коленях. Попытка унять её осталась безрезультатной.

Мужчина, мягкий и дружелюбный, казался теперь жёстким и беспринципным — настоящим охотником, беспрекословно выполняющим поручения и уничтожающим любые помехи на своём пути.

— У нас с руководством Гильдии разные взгляды, касающиеся расы вампиров, — неожиданно мягко проговорил ректор. Смена интонации обескуражила девушку, вследствие чего она удивлённо заморгала. — Поэтому несколько лет назад я оставил пост главы и открыл академию. Вампиры и люди ещё способны найти точки соприкосновения, выйти из обоюдоострых взаимоотношений «хищник-жертва».

Рейна задумчиво склонила голову набок, не понимая, как обычная беседа приобрела общемировые масштабы.

— Вы считаете, что вампиры и люди легко могут сосуществовать друг с другом?

Такого вопроса мужчина не ожидал. Зардевшись, ректор прикрыл глаза, обдумывая. Твёрдый ответ последовал почти сразу:

— Да, считаю. А что думаешь ты, находясь на той тонкой грани, когда сложно наверняка отнестись к какой-либо из сторон. Син считает себя человеком, полностью игнорируя сущность вампира. Ты установила печать, конечно не самостоятельно и по иным причинам, но тоже отрицаешь их.

— Мира пока не существует, как по мне, — невольно растерявшись прямотой ректора, прошептала Рейна вполголоса и добавила затем более уверенно: — Именно по этой причине я не вступила в Гильдию охотников, заключив с ними договор только на уничтожение падших. А вампиры руководствуются инстинктом: им сложно контролировать себя и отказаться от многовековых привычек. Чтобы человек перестал быть для них пропитанием, нужно создать что-то вкуснее, но напоминающее послевкусие человеческой крови. Таблетки, не думаю, что смогут продержать их хотя бы десятилетие. Даже я, будучи вампиром, скованным печатью, понимаю, что ваша цель слишком сумеречна на данный момент.

Теперь очередь удивляться была ректора.

— Что ж, видимо, тебе многое пришлось пережить. — Он добродушно улыбнулся. — Если найду какие-нибудь зацепки относительно твоей предполагаемой семьи, то сразу посвящу вас с Тероном в детали, не переживай.

Рейна, расслабившись, кивнула. Продолжать тему войны двадцатилетней давности и последующего условного мира девушка не сочла нужным. Она невооруженным глазом видела, что война оставила глубокие шрамы в душе ректора, как и видимый на лице Терона. Вероятно, те события принесли не только смерти, но и унесли убеждения, цели, мечты оставшихся в живых. Что-то сблизило их, Терона и ректора, превратив рабочие отношения в подобие дружбы.

— Надеюсь, весь этот разговор останется между нами, в вашем кабинете? Никто не должен знать, кто я.

Девушка, словно в молитве, сложила ладони. Ректор с отеческим видом, будто готовый защищать интересы любимой дочери, кивнул в ответ.

— Ну, пообсуждали проблемы бытия? — грубо вклинился низкий, грохочущий голос. — Закончили жалеть вампирчиков?

Терон, приподняв поле шляпы указательным пальцем, с причмокиванием зевнул. Проделав круговые движения плечами, разминаясь, а затем хрустнув шеей при резких поворотах головы, он удовлетворенно выдохнул.

— Проснулись? — пробормотала Рейна, снова оставив его доводы без ответа, чтобы немного скрасить тишину.

Ректор недовольно свел брови на переносице, но говорить ничего не стал, отмахнувшись. Вероятно, поведение приятеля было таковым и в прошлом.

— Я не спал, — возмутился Терон, — слушал ваши жалобы на судьбинушку. Чувствую себя нянькой, присматривающей за двумя детьми. — Он немногозначительно взглянул на ректора с усмешкой. — Да, Тезеус?



Этель Легран

Отредактировано: 12.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться