Непримиримые. Печать крови

Размер шрифта: - +

8.2

***

Вечерний ветер остужал горячую голову, пронизывал насквозь — настолько сильно понизилась температура с наступлением темноты, — и Син мало-помалу приходил в себя. Он вдоволь настрелялся в тире, пока все бумажные мишени не кончились, а руки не задрожали от постоянной отдачи револьвера. Однако, это лишь сильнее распалило ярость.

Парень стоял у распахнутых кованых ворот академии и, подобно хищному зверю, выжидал, когда перевалит за полночь. Это время было условным, но во многом облегчало задачу: немногочисленная группа студентов, оставшаяся на летние каникулы в стенах академии, не захотела бы выбираться на улицу в столь поздний час. Син, подбоченившись, запрокинул голову. Небо затянуло плотной пеленой дымчатых облаков, из-за чего ни лунный свет, ни сияние звезд не могли пробиться сквозь преграду. С каждой минутой ожидания ночь становилась лишь мрачнее. Верхушки крон деревьев зловеще покачивались из стороны в сторону, нашептывая листвой мелодию. Всё напоминало собой ту роковую ночь, когда семью Сина уничтожили. Он помнил тот день, будто случившееся произошло совсем недавно. Стиснув зубы, парень повёл плечами, пытаясь избавиться от сумрака воспоминаний.

— Не лезь на рожон. От тебя требуется лишь присутствие. Остальное на мне, — сухо протараторил Син, ощутив присутствие охотницы.

Та, как и обычно, приблизилась бесшумно, но он чувствовал на себе её встревоженный взгляд. Парню пришлось развернуть корпус, чтобы посмотреть на подоспевшую девушку. Она была одета в тёмно-синюю форму белой камелии с отличительным знаком префекта, прямые чёрные волосы заплела в высокий хвост.

— Уже скоро, да?

Син заметил, что голос девчонки надломился; она скрестила на груди руки, будто защищалась от всевозможных расспросов, и медленно, скованно подошла ближе.

— Взяла что-нибудь для защиты? — поинтересовался Син, продолжая искоса наблюдать.

Охотница вздрогнула и, тяжело проглотив слюну, кивнула головой. Она, побледневшая, ещё больше съёжилась, но явно не от холода.

— Думаешь, может пригодиться? — бесцветным голосом спросила Рейна.

Парень лишь пожал плечами, а вслух добавил:

— От них можно всякое ожидать. Кучка высококлассных убийц человечества.

Девушка выдала гортанный смешок, а затем поджала губы.

— Так-то мы тоже. Оба. Нелюди.

Син оставил её слова без комментария. Он наблюдал за ней, не мог взять в толк: как обычно уверенная в своих действиях девчонка может дрожать от одной лишь грядущей встречи с другими вампирами. Она нервно постукивала ногой, изредка закусывала губу, глубоко задумавшись о чём-то своём, иногда скрещивала на груди руки, а порой протирала вспотевшие ладони о ткань юбки. Множество беспорядочных, бесполезных движений, выдающих нервозность.

— Ты никогда не встречалась с чистокровными? — Рейна покачала головой и натянуто улыбнулась. — Ты же охотница Гильдии.

— Это моё условие — участвовать в операциях, связанных только с падшими, так что — нет: это впервые… Я знакома лишь с одним аристократом, но чистокровные…

Девушка не смогла договорить, нахмурив брови и цокнув языком.

— Ну ты и трусиха, — улыбнулся Син беззаботно, а Рейна возмущённо уставилась на него, но вскоре выражение лица сменилось удивлением.

Парень схватил её за руку и крепко сжал пальцы. Её кожа почти всегда была холодной, выдавая в ней вампира, но сейчас она горела.

— Ты не умрёшь, Рейна, — пробормотал Син прежде, чем девушка, растерянная от неловкости, попыталась высвободить ладонь. — И с твоей семьёй ничего не случится.

— Не тебе обо мне беспокоиться, — хохотнула в ответ Рейна, разрумянившись. — Ты меня-то пока ни разу не победил.

— Победа не за горами, — серьёзно возразил он.

Девушка с благодарностью кивнула, после чего перевела сосредоточенный взгляд вперёд, где за воротами академии плотными клубами стелился туман. Рейна сделала шаг навстречу, обхватила свободной рукой локоть парня, и прижалась, опасливо вглядываясь. Её размеренное дыхание и твёрдая позиция сами за себя говорили, что девчонка готовилась к худшему повороту событий.

— Син?

— Да, знаю. Это они.

Парень, усмехнувшись, крепче сжал её руку, а затем высвободил ладонь.

Непринужденный разговор невольно оборвался, как из тумана сверкнули с десяток, может больше, пар красных глаз.

— Син, уж извини, но мне до чёртиков жутко. Если они почувствуют…

Рейна оборвала себя на середине фразы и замолчала.

— Добрый вечер, префекты. Или лучше сказать: доброй ночи?



Этель Легран

Отредактировано: 12.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться