Непримиримые. Печать крови

Размер шрифта: - +

Глава 12 - Шрамы

С каждым последующим шагом к комнате Рейны Син двигался медленнее. Он вспоминал её выражение лица перед уходом, из-за чего терзания прошлого, смешавшиеся с чувством вины, охватывали вновь и вновь. Сознание упрямо твердило, что лучше бы повернуть назад и не создавать дополнительных проблем, однако парень понимал, что если не разрешить конфликт сейчас, потом станет лишь хуже и сложнее будет придти к согласию. Ректор с самого начала оказался прав: наставник не стал бы просто так просить девчонку о помощи, будучи неуверенным в ее намерениях и контроле вампирской сущности. Но ее облик и магическая аура так сильно напоминали вид той чистокровной твари, что выдержка треснула по швам. Син ощущал себя безумцем, скованным событиями из прошлого, которые не мог принять.

Остановившись у заветной двери, он сжал пальцы в кулак и занёс руку. Ворох вопросов кружил голову, требуя ответов, а разум не мог собрать мысли воедино. Парень толком не представлял, как начать разговор и что он должен был сказать девчонке, чтобы успокоить ее. Вдобавок обстановка в общежитие дезориентировала и угнетала.

С предстоящим семестром академия быстро оживилась. Студенты без конца сновали по коридору, создавая столько шума, от которого хотелось взвыть и ринуться прочь. Обострённый слух позволял слышать каждого почти дословно, отчего в голове сформировалась неразбериха из смешавшихся звуков. Парень так и не решился постучать в дверь, опустив руку. Он стиснул зубы и резко мотнул головой, намереваясь избавиться от бесполезных мыслей.

Син огляделся по сторонам: неподалеку смеялись девушки, собравшиеся в небольшую группу; пара парней вынырнула из-за угла, неся сумки знакомых студенток и откровенно заигрывая с ними; только одна девушка тихонько брела, прихрамывая, и глубоко о чем-то задумалась. Син, заметив на ее колене пластыри, машинально облизнул губы. Тонкий аромат крови добрался до носовых пазух, но не вызывал былого мучения жажды.

Все быстро изменилось: Син почувствовал, как нахлынула паника, превращаясь в паранойю. Перед глазами снова появился образ Рейны, напомнивший ту чистокровную. Парень, стараясь словить воздух губами, захлебывался ощущением потерянности, он принялся шарить в кармане и, нащупав рукоять револьвера, смог, наконец, спокойно выдохнуть. Син сразу же бросился к выходу, не желая находиться в общежитии ни минутой дольше.

Он продолжал бесцельно бродить кругами по территории академии, а события прошлого заполняли разум, заставляли снова возвращаться в прошлое, в то время, когда Син потерял всех родственников. Вереница картинок пролетела перед глазами, окуная в самое пекло и пробуждая боль, от которой, казалось, никогда не получится избавиться. Это было подобием личного проклятия — остаться в живых одному из всего клана охотников Ариес.

Тот день оставался словно выжженным в душе Сина.

Была глубокая хмурая ночь. Небо затянуло тучами, а за окном завывал ветер, гоняя пожухлые листья. Странный шум заставил Сина скинуть ноги с кровати. Он уже почти уснул, вымотанный после очередной вечерней тренировки с отцом, но непонятный скрежет резанул по ушам, а раздавшийся крик вызвал в душе непонятный осадок. Любопытство все же вынудило парнишку выбраться из комнаты и спуститься по лестнице, чтобы убедиться, что все ему лишь причудилось.

— Мам? Пап? Всё нормально? — позвал Син, вцепившись в перила.

Ответа не последовало, и парень замедлил шаг, опасливо заглядывая в гостиную, постепенно открывающуюся взору. Тишина казалась угнетающей, кожу пробивало ознобом, будто по дому гуляли сквозняки. Спустившись и завернув за угол, парнишка замер. Сердце мощно отбивало удары, грудь сдавило тисками. Мама лежала на полу с застывшим криком на губах, волосы ее разметались, прикрывая лоб и глаза прядями.

— Мам? Мама! — прошептал Син сдавленным горлом и присел рядом, пытаясь нащупать пульс, но отсутствие признаков жизни заставило парнишку отпрянуть.

Все казалось ему кошмаром — ужасным и неправдоподобным.

— Син?!

Парень поднял голову и невидящим взглядом повернулся на хриплый голос отца. Мужчина держал в обеих руках револьверы, впиваясь в рукояти побелевшими от напряжения пальцами. Он едва стоял на ногах, тяжело дыша и всматриваясь будто в одну точку. Сил заморгал и только после разглядел статную женщину в красном струящемся платье. Длинные черные волосы колыхались на ветру из-за распахнутых окон и двери.

Син окаменел и посмотрел на мать: сил сдвинуться с места или закричать у него не было.

— Син! Бери Лию и беги! Слышишь? Син! — кричал отец, а его слова размывались в голове, превращаясь в эхо.

— Но мама…

— Забудь о ней!!! — рыкнул отец, отчего парнишка испуганно дернулся, и мужчина затем добавил мягче и тише: — Уведи Лию… Скорее…

В голове что-то щелкнуло. Син услышал выстрелы, а с их грохотом спохватился и, вбежав по лестнице, поспешил в комнату сестры. Лия сидела в кроватке, обхватив колени руками, и тряслась. Завидев брата, она с ужасом в глазах вцепилась в деревянную стенку, служащую ограждением, и пропищала:

— Папа стреляет…

— У него тренировка с дядей, Лия, — дрожащим голосом выдавил из себя Син и попытался улыбнуться ради сестры. — Всё будет хорошо!



Этель Легран

Отредактировано: 12.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться