(не)разделенная любовь

(не)разделенная любовь

 

Любить возможно лишь себе подобного.

 

Открывая врата рая, убедитесь, не перепутали ли вы двери.

 

- СТО МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ для самой счастливой пары на свете! - орала 3-D голография известного ведущего.

Условия конкурса были предельно просты. Прожить под бдительным оком голокамер 100 дней, пользуясь лишь товарами фирмы "М энд Джей", выпускающей буквально все - от шампуней и зубных щеток до одежды и автоботов. Обязательным и непременным требованием было неподдельное счастье супружеской пары. Неподдельность и искренность эмоций проверялась с помощью суперсовременного полиграфа, непрерывно отслеживающего человеческие мысли и чувства. "Роботов-нейроуловителей не обманешь", - радостно улыбались Майкл и Джейн Форсет, основатели компании "М энд Джей".

Кейт недовольно поморщилась. Черт бы побрал этих молодоженов! Нет бы устроить конкурс на самую склочную пару. Тут им с Ларри равных не было. Ругаться и ворчать они могли с утра и до ночи. И потом, дрязги и ссоры обывателю гораздо интереснее, чем бесконечные слюнявые "уси-пуси" воркующих голубков. Однако, пара Майкл - Джейн Форсет, столь удачно соединившая в своем новоиспеченном браке сердца и немаленькие состояния, думала иначе. Молодые люди хотели щедро одарить лишь себе подобных - обезумевших от любви супругов.

Кейт мрачно фыркнула. Легко трещать о вечной любви и верности, когда за плечами у тебя не висит огромный мешок с двадцатимиллионным кредитом за крошечный домик на окраине города, нелюбимая и давно опостылевшая работа и ежедневные бытовые заботы. Даже автобот всего один - для уборки - и тот больной на всю голову, так и норовит загрузить в посудомоечную машину средство для чистки ковров, а унитаз помыть стеклоочистителем. Ей-богу, лучше самой все сделать, как в старые добрые времена...

Да еще и Ларри со своей вечной присказкой: "Дорогая, потерпи немного, вот получу новый большой заказ, выплатим часть долга за дом, и тогда..." После слова "тогда" следовали разнообразные варианты, один краше другого.

Первые пару месяцев Кейт с легкостью поддавалась этим незатейливым уговорам, рисуя в мечтах самые радужные перспективы их совместного будущего. Затем радуга изрядно потускнела, а перспективы измельчали. Хватило всего одного года. Ларри приходил из своего архитектурного бюро усталым и мрачным, молча и наскоро ужинал и углублялся в расчеты, угождая вкусам очередной стервозной дамочки, возжелавшей срочно перестроить домик для гостей или сконструировать новую будку для своего шерстистого питомца.

Пламенный темперамент Кейт не выносил подобного застоя и требовал выхода. Скандал. Еще один. И еще. И вот уже ежевечерние перебранки вошли в привычку. Как некий ритуал. А потом к вечерним добавились еще и утренние. Постепенно жизнь стала невыносимой, но проклятый "Закон о стабильности семьи" и совместный долг за дом не давали разбежаться.

Послышался шум у входной двери. Вернулся необожаемый супруг. Что-то рано сегодня...

Внешне Ларри всегда выглядел почти идеально - высокий рост, широкие плечи, темные волнистые волосы, ярко-зеленые глаза, прямой нос. Классический портрет южанина. Не парень, а ожившая мечта. Впрочем, и сама Кейт выглядела сногсшибательно, без всякой пластики. Белокурые и светлокожие скандинавки с толстой косой в Лос-Анджелесе встречались не так уж часто и неизменно выделялись из толпы.

Вместе они составляли бы прекрасную пару, но... Как обычно говорят в таких случаях, "не сошлись характерами".

- Привет. – Ларри скинул насквозь мокрый плащ и грязные ботинки и прошел прямо на кухню.

- Что, даже не переоденешься? Руки тоже мыть не будешь?

Молчание и звяканье посуды.

Кейт запоздало вспомнила о принятом ею решении не закатывать сегодня скандал и вошла в кухню.

Ларри сидел за столом. В одной руке он держал карманный ноутбук, а другой обмакивал в томатный соус длинную макаронину. Как обычно, обходясь без вилки.

Кейт никогда не одобряла эту «обезьянью» манеру есть макароны руками, и ее резкие замечания неизбежно приводили к очередной стычке. Однако сегодня на уме у женщины было совсем другое, и она даже почти не обратила внимания на пятно от соуса, расплывающееся возле тарелки супруга.

Сварив себе и мужу кофе, она присела за стол.

- Ларри, нам нужно кое-что обсудить.

Мужчина, наконец, оторвал взгляд от ноутбука и удивленно уставился на Кейт.

- Ты знаешь, я тоже хотел с тобой поговорить.

- Я первая, - поспешно вставила Кейт, стараясь не замечать того, как муж украдкой вытирает жирные пальцы о скатерть. Все равно в стирку.

И она принялась рассказывать о затее семейки миллиардеров Форсет.

- Еще одно условие – прожить в счастливом браке не меньше года и не больше пяти лет, и я подумала, что мы тоже можем поучаствовать. Подумай только – 100 миллионов долларов!

Ответом ей стал громкий хохот.

- Давно я так не веселился, - отсмеявшись, заявил Ларри. – Кейт, ты это серьезно?

- Вполне. Мы могли бы…

- Нет, Кейт. Не могли бы. Так дальше продолжаться не может. Я принял решение уйти. Именно об этом я и хотел с тобой поговорить.

Мир рухнул, разбившись на тысячу осколков.

Кейт медленно брела под дождем.

Никогда еще на душе у нее не было так погано. День на работе не задался. В музее полным ходом шел ремонт и, как всегда бывает в подобных ситуациях, царил полнейший хаос. Кейт случайно перепутала местами две египетские статуэтки, за что получила очередной нагоняй от начальства.

- Как вы могли?! Это же прошто прештупление против иштории и ишкуштва! – брызжа слюной, шепелявил мистер Дин. – Мы потратили штолько шил и шредштв на рештавратшию вовше не для того, штобы вы раштеряли штоль тшенные для наш экжемпляры!



Евгения Монарева

Отредактировано: 19.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться