Нэро

Размер шрифта: - +

Глава 22. Ласковый и нежный зверь

Лина проснулась во второй половине дня абсолютно разбитой и не выспавшейся. Тяжелая голова с трудом оторвалась от подушки, в глазах кололо, и веки едва открывались. Поборовшись со своим телом ещё несколько секунд, девушка всё же поднялась с постели.

Вялой походкой направилась в ванную. Даже холодный душ не взбодрил и не придал свежести мыслям. Но дышать стало легче и глаза, наконец, открылись.

Из ванной, уже чуть бодрее переставляя ноги, Лина прошествовала на кухню, одеваясь по пути в домашнее платье.

— Доброе утро, Хан, — поприветствовала девушка, но мужа на кухне не оказалось. — Хан?

 Он не отзывался. Лина обошла весь дом, заглянула в каждый закуток. Выглянула во все окна, может он хлопочет в их импровизированном саду? Но мужчины ни дома, ни на их территории не было.

— Интересно! — заключила Ботт. Сон сняло, как рукой.

Входная дверь негромко хлопнула.

Лина побежала в прихожую.

— Где ты был, я тебя потеряла? — увидев мужа и испытав облегчение, девушка почувствовала, как на неё снова наваливается усталость, и сонливость, оказывается, никуда не ушла.

— Прости, я не думал, что мы так долго провозимся с этой крышей, — Хан скинул с плеч пыльную куртку и разулся. — Там, оказывается, гнездо было, и старушка очень не хотела, чтобы мы его повредили и испугали птиц.

— А-а, — понятливо протянула Ботт и зевнула. — Птички — это хорошо. Канарейку завести, что ли?

— Если хочешь, я не против, — ответил Хан, выгружая из сумки с инструментами какой-то свёрток.

— Шутка! Я и без писка по ночам как сова сижу, — Лина потёрла глаза, в надежде, что они перестанут закрываться. — Скоро мышей есть начну и летать бесшумно. Что в пакете?

Хан тихо посмеялся над бубнежом жены и ответил:

— Старушка так была благодарна,  что завернула всем творог и  козий сыр. У неё козы свои, вот, готовит, говорит, не знает, куда деть.

— О, это мне нравится! — Лина немного оживилась. — Неси-ка на кухню, приготовлю что-нибудь.

Пока мужчина переодевался в домашнее, Лина попробовала подарки. Сыр ей не понравился о слова «совсем», а вот за творог девушка принялась основательно. Едва на кухню зашёл её муж, Лина тут же провозгласила свой вердикт:

— Творог ничего такой, сейчас сделаю из него пирожные. А сыр невкусный.

— Ладно, я съем, я всеядный.

Лина принялась за готовку.

— Кстати, ты давно проснулась? — спросил Хан.

— Минут за десять до того, как ты вернулся. Но успела тебя потерять и испугаться.

— Прости. Но я предупреждал вчера, что утром еду на объект.

Лина напрягла память, пытаясь вспомнить этот момент. Но сколько бы она не хмурила брови и не морщила лоб, память ей не сдавалась.

— Не помню. Что-то я последнее время совсем раскисла. И устала.

— Спишь ты тоже плохо, — напомнил Хан.

— Отвыкла от домашней рутины и спокойствия. — Лина тяжело вздохнула. — Этот Нэро вытягивает слишком много моральных и физических сил. Странно, раньше такого не было...

— Ты уже неделю, как дома, — снова напомнил мужчина.

— Да, но... Не знаю, как объяснить.  Я думала, что быстро разделаюсь с убийством шефа, что запросто удастся переубедить Гурия, а потом снова заживу обычной жизнью, как ни в чём не бывало. Вот только, оказывается, что без поддержки и прикрытия шефа Эша — я никто.

— Глупости. Звания капитана ты достигла своими усилиями.

— Потому что на все нарушения приказов шеф смотрел сквозь пальцы. Возможно потому, что я всегда возвращала группы с задания в полном составе. Но после его смерти... Нет, после того случая всё пошло наперекосяк, — Лина села, уронив голову на руки. — Это благодаря шефу Эшу я всего добилась... Это всё благодаря ему.

— Знаешь... — на губах мужчины заиграла грустная ухмылка. — А ведь эти слова подходят и нашему браку.

— Что? — Лина непонимающе взглянула на мужа.

— То, что поженились мы тоже благодаря Артуру Эшу.

— Это да, — Ботт улыбнулась. — Надо будет навестить его могилу. Но на этот раз без лопаты, а с цветами. Хотя, если подумать, он тоже ещё тот нарушитель своих же правил.

— Да... Погоди, вы раскапывали его могилу?

Лина прикусила язык. Она ведь не рассказывала мужу, за что её отправили под домашний арест.

— Я жду ответа, — настойчиво сказал Хан.

— Это долгая история... Очень.

— Что ж, времени у нас предостаточно.



Полина Урядникова

Отредактировано: 15.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться