(не)родной

Размер шрифта: - +

Глава 4. Уничтожающее одиночество

— Руслан, сколько это будет продолжаться? — подбоченилась мама, перегораживая дорогу, когда на следующий день, рано утром, он собрался к Миле.

Он действительно волновался, ведь она впервые с момента смерти бабушки осталась одна. Конечно, ещё была рядом Алиса, такая милая принцесса, что сердце таяло при одном только взгляде на неё.

— Мам, ты что-то хотела? — спросил Руслан, стараясь вести себя как можно сдержаннее, хоть уже сотню раз хотелось напомнить, что он уже давно вырос из детского возраста и не нуждается в постоянном контроле.

— Ты Ларисе звонил? Бедная девочка, извелась вся… Сколько дней вы не общались, Руслан? Между прочим, смею напомнить тебе, что Лара твоя жена, а Людмила… — мама поджала губы и оборвала себя на последнем слове.

— Ты любишь при любом удобном случае напоминать, что Мила не дождалась меня из армии и выскочила замуж за Дениса, что же тебя остановило сделать это сегодня?

— Руслан! Не смей так со мной разговаривать! Слышишь? Я только добра тебе желаю.

— Я знаю, мама. Поэтому давай ты не будешь контролировать каждый мой шаг, хорошо?

Она поджала губы и отошла в сторону, а Руслан вышел на улицу и прикрыл глаза на секунду. Он и сам чувствовал себя виноватым перед Ларисой. Она ждала, волновалась, а он был слишком занятой другой… и занят ею до сих пор. Поздно вечером он отправил Ларе сообщение и постарался объяснить всё тем, что у его «друга детства» случилось несчастье, и он просто обязан был поддержать. Она, в свою очередь, поддержала. Как ни странно, но она никогда не обвиняла его в недостатке внимания, как любят делать это женщины, даже в ответ написала: «Ты всё правильно сделал». От её слов только хуже стало, ведь могла накричать на него, сказать, что устала уже от вечных оправданий, а она промолчала, доказывая, что слишком хороша для него.

Всю дорогу до дома Милы Руслан думал о том, что ему следует перестать ходить сюда, если не желает проблем в семье, но главной загвоздкой оставалось то, что приказать сердцу не мог. Он всё ещё любил ту, что воткнула нож в спину, и готов был простить её, принять с ребёнком и объясниться с Ларисой. От этой мысли всё сводило в тугой узел, до тошноты противен сам себе становился.
Мила сидела на крыльце. Глаза красные от слёз, ещё и не спала всю ночь, скорее всего. Открыв калитку, Руслан вошёл во двор и поймал лёгкую тень улыбки на её губах.

— Доброе утро! — пролепетала Мила и опустила взгляд.

— Привет! Не спала совсем?

Она отрицательно помотала головой.

— Не могу… Поверить не могу, что всё это произошло на самом деле. Я глаза закрываю и вижу её рядом с собой… Кажется, что всё это сон был, словно жива она моя родная.

Руслан кивнул. Он не знал, что следует говорить в такой ситуации, потому что сам ещё не попадал в неё. Тяжело было, конечно, принять смерть близкого человека. Ему было больно видеть, что Мила с другим, но признать смерть гораздо тяжелее, ведь человека больше нет и не будет, и у тебя не останется шанса, чтобы изменить что-то.

— Алиса ещё спит?

Мила кивнула. Она подвинулась на крыльце, как делала когда-то давно, и он сел рядом. Хотелось взять её за руку, обнять, шептать на ухо, что всё хорошо будет, что боль уймётся немного, но все слова вдруг испарились и не желали складываться в предложения, а руки теперь стали похожими на нечто несуразное: обмякли и отказывались двигаться. Нельзя было обнимать её, ведь Мила чужая жена, а он чужой муж.

— Вы с Денисом давно так…? — задал вопрос, не надеясь получить ответ.

— С самого начала практически… — пожала плечами Мила.

Она ответила честно, но от этого в голове ещё больше вопросов появилось: зачем терпеть и семь лет мучить друг друга, если сразу не заладилось, а так же не мог успокоиться Руслан и всё-таки спросил:

— Почему тогда ты вышла за него замуж?

Мила посмотрела на него, а во взгляде её столько боли читалось, что сердце было готово взорваться и разлететься на тысячу мелких осколков, каждый из которых причинил бы дополнительную боль.

— Руслан, я… Всё потому что…

Договорить Мила не успела, потому что из дома вышла заспанная Алиса. Она тёрла глазки и зевала.

— Дядя Руслан, ты уже тут! Привет! — обрадовалась она.

— Привет, сонная красавица. Я ведь обещал отвезти тебя на рыбалку. А позже прийти не мог, мне нужно будет на автобус успеть, чтобы съездить в город.

— В город? — переспросила Мила.

— На вокзал, — ответил Руслан. — У мамы вроде бы покупатель на дом нашёлся, я должен купить нам два билета на поезд до Казани.

Мила кивнула и отвернулась в сторону. Руслану и самому тяжело было признавать, что он должен будет покинуть её, что уедет и, скорее всего, не встретится уже с ней больше, не сможет поддержать… От этой мысли становилось невыносимо, как бы ни обещал себе, что уже отболело, и как раньше никогда не будет.



Настя Ильина

Отредактировано: 03.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться