Несчастные девочки попадают в Рай

Размер шрифта: - +

Глава#14.

В школу я шла не выспавшаяся и зевала каждые пять минут. Разбитое окно образовало хороший сквозняк, отчего Пашка слег с температурой и остался дома раздражать тетушку. После вчера, нервишки шалили. Если кто–то хотел напугать меня, то у него это получилось отлично.

– Привет одиноким Пьеро! – передо мной образовался Семен.

Устало вздохнув, я продолжила свой скучный путь.

– Почему Пьеро?

– Со спины ты очень на него похожа, только длинные волосы выдают.

Видимо, тема волос была болезненной для Семена. Порой мне казалось, что сначала он изучает прическу, а только потом знакомиться с человеком.

Я оставила его заявление без ответа.

– Спорим, ты засачкуешь прогулять со мной школу? – выпалил он.

Плечи напряглись, но только от того, что его предложение было более чем заманчивым. Я не хотела сидеть на уроках, терзая себя догадками – кто же кидал эти чертовы камни? Впрочем, вариантов было немного. Только один человек был способен на такое, и пересекаться с ним я совершенно не хотела.

– Куда мы пойдем, Сема?

Короткими перебежками, мы спрятались в пролеске за школой. Земля была усыпана окурками от папирос "Беломорканал". Рюкзаки мы покидали на траву, а сами уселись на пошарпанную лавочку. Когда–то этот пустырь был предназначен для уроков искусства, под руководством учителя ребята рисовали пейзажи, но сейчас такие мероприятия не практикуются, в следствии чего укромное местечко быстро превратили в помойку.

– Ты какая–то грустная сегодня? – заметил Сема. – Ааа, у тебя, наверное, эти дни? Все девчонки становиться хмурыми, когда их накрывает, даже мою мать. Хотя, эта женщина вечно хмурая. Ну так что? Уже хочешь перегрызть мне горло или поломать хребет? Валяй, я не против.

Откинув косу за спину, я принялась ковырять пальцем гнилую доску.

– Этой ночью наш дом обкидали камнями, – неохотно призналась я. – Окно в комнату было разбито. Я не выспалась. До самого утра думала об этом.

Улыбка спала с лица Семена. Парень понял, что его шутка была неуместна.

– И что надумала? Предположения есть?

Сема как–то странно задал этот вопрос, будто уже знал на него ответ.

– Ты что–то знаешь?

Он пожал плечами.

– Догадываюсь. Только Рыбный мог сделать такое.

— Вот я и думаю...

Благодаря Семену, я полностью убедилась в виновности Рыбина. Все было слишком очевидно.

– Почему он цепляется к тебе? После «Жителей двора» этот придурок совсем башкой тронулся. Рычит на всех. Взвинченный какой–то. Бешеный. Но к тебе у него особенное отношение. Да и ты бледнеешь, когда про него слышишь.

Сема сильно ошибался. После того как прозвучало «Жители двора», я уже ничего не слышала. С тех пор, для меня этот праздник носил другое название. «Жестокое убийство» — вот, как он теперь назывался. Убийство, о котором я должна молчать до конца своих дней, иначе лишусь последнего родного мне человека.

Над нами навис густой туман. Воздух был влажным, сырым, и словно не желал попадать в легкие. Да и говорить на эту тему было довольно сложно.

– Не знаю, что ему от меня нужно, – хмуро выговорила я, вернувшись в реальность.

– Я знаю, – вдруг заявил Сема. – Я знаю, почему он так с тобой. Слишком много слухов и их невозможно игнорировать.

Голова закружилась, а сердце покачнулось. Они что, знают правду? Знают, что случилось тогда на речке и почему дедушка умер?

Я сглотнула.

– О чем ты?

– Да ладно тебе, Златка. Рыбин ведет себя так, потому что влюблен до беспамятства. Это уже всем известный факт.

Я выдохнула с облегчением, но через секунду снова напряглась.

– Глупости это все. Надо быть полным кретином, чтобы так проявлять свои чувства.

— Вот именно! – Семка спрыгнул с лавочки и встал напротив меня. – Кто он, по–твоему?

Я недоумевающе развела руками.

– Он – кретин! – продолжил Сема. – Самый настоящий! С кретинской душой и особо кретинскими мыслями! Даже пахнет от него кретином, и отец его тоже кретин! Это настолько кретинский союз, что аж блювочка на языке скапливается.

Я прыснула от смеха.

– Что?

Сема натянул обворожительную улыбку и отмахнулся.

– Ну ладно, про отца я загнул, но все равно считаю его мудаком.

– Я не про это. Что еще за блювотинка?

– Ах, это! Ну, знаешь, когда содержимое желудка начинает вырываться наружу не через стандартный выход, а выбирает самый сложный путь, то...

– Не продолжай!

– А если еще накануне ел рыбу, пил молоко и закусывал клубникой...

– Хватит, пожалуйста, – взмолилась я, и мы рассмеялись.

Не думала, что у Семена получиться развеселить меня. Я была настроена ходить мрачной весь день, но что–то пошло не так. Что ж, такие неожиданности были мне по душе.

– Вернемся к теме. Что будем делать с кретином?

– Да что с ним сделаешь? Не убьешь же.

– А это идея!

Наши глаза встретились.

– Да шучу я, – козырёк кепки прикрывал половину его лица, оставалась только улыбка. – Эх, Сашка тоже весь какой–то чудной стал.

Я судорожно закивала.

– Согласна. Я вообще его не узнаю. Как он вообще мог связаться с Рыбиным?

– Их кое–что объединяет, – на его лице застыла загадка, а я вскинула бровями. – Любовь. Понимаешь, Злата, Саша из числа тех кретинов, которые, не получив должной взаимности, начинают свирепеть и мстить. Как и Рыбный. Это их и связывает.



Kerry

Отредактировано: 20.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться