Несчастные девочки попадают в Рай

Размер шрифта: - +

Глава#20.

Саша, пожалуйста, будь аккуратен! – кричу я, глядя как Соколов старший крепит канат к домику на дереве. Парень решил, что обычной лестницы из досок нам будет недостаточно и, теперь, как прирожденный скалолаз, он покоряет вершину старого дуба и периодически кряхтит.

– Мне не пять лет, Злата, – отвечает он. – Я знаю, что делаю. Лучше скажи, ровно или нет?.. Злата?

– Отлично, – просыпаюсь я и покрываюсь стыдливым румянцем. Саша так увлекательно крутил морской узел, что я просто не могла не любоваться его сильными руками, глазами, губами…

– Готово! – заявляет он и убирает со лба капельки пота.

– Здорово, ты большой молодец.

– Это тебе не байки про «шубу с носом» травить, – он достает из кармана свой складной ножик и втыкает его в дерево. – Важно уметь работать руками, а не только языком трепать.

Я улыбаюсь. Мне нравиться улавливать ревностные нотки в его голосе. А еще мне нравиться Саша, так сильно, что сводит дыхание. Пока он говорит, фанатичное сердце временно прекращает ход. Когда он смотрит на меня, весь мир становиться незначительным, остаются только глаза. Его ледяные глаза. Словно под гипнозом, я готова расписаться на дьявольском договоре и подарить ему свою душу. Что угодно, стоит только попросить.

– Спускаюсь! – кричит он и запрыгивает на канат. Мгновение и морской узел превращается в легкий шелковый бантик и соскальзывает со штыря. Саша летит вниз и падает на спину.

Упал он, а больно мне.

– Вот черт, – парень морщиться от боли.

Я подбегаю к нему и падаю на колени.

– Ты в порядке?

Саша пытается расслабить мышцы лица, но даже сквозь это равнодушие, я вижу – ему больно. Неловко.

– Гребанные доски прогнили, – бухтит он. – Мой морской узел – самая прочная вещь на свете. Все дело в чертовых досках. Определенно.

Я киваю на каждое его слово. Мне не важно, что послужило его падению. Главное, что с ним все в порядке.

– А я просила тебя, будь аккуратнее, – шепчу я, – но ты никогда меня не слушаешь.

Саша смотрит на меня стальным взглядом, а я попадаю в две бездонные ловушки. Эти глаза не греют мое сердце, напротив, они образуют на нем крохотные льдинки, но мне это нравиться. Нравиться это пронизывающее тело чувство, нравиться эти острые мурашки и нравиться колючка, которая образуется в горле.

Ты красивая, – говорит он, и я готова потерять сознание. Мое дыхание учащается. Я по-дурацки дую на выбившиеся пряди, которые щекочут мой нос. Волнуюсь. Краснею. Лыблюсь.

– Ты ударился головой, – хихикаю я, и убираю с лица волосы. – Ерунду говоришь. Я – обычная, как и все.

Саша резко вцепляется в мое запястье и привлекает к себе. Непослушные волосы проказливо располагаются на его лбу и щеках. Теперь между нашими губами ничтожное пространство. И, кажется, в этом мире нет ничего, что может заставить меня отпрянуть от него. Ничего.

– Запомни, ты не как все, – хрипит он. – Не смей так думать, Злата. Это не так, ясно?

Сердце сладко замирает от его грубого комплимента. Саша душит мое хрупкое запястье и не думает его щадить. Меня поглощает ощущение чего-то жестокого, опасного, но в то же время невероятно притягательного. Я предвкушаю вкус и сахарных губ и, как завороженная пчелка, тянусь к этому медовому лакомству. Секунда, и больше ничего не сможет…

– Салют! – кричит Сема, отчего я отпрыгиваю на метр от Саши.

Ох, – невольно вырывается из моей груди.

Соколов злиться – бьет кулаком о землю, запрокидывает голову, закрывает глаза и тяжело выдыхает. А вот его братец, напротив, в прекраснейшем расположении духа.

– Вы не поверите! Я сейчас поспорил с Ниной, что смогу дотронуться до оголенного провода! И что вы думаете? Я жив! Я не умер! Я человек-ток. Энергия. Разряд. Молния. Черт возьми, я даже сознание не потерял. Ладонь обжег, но сознание не потерял. Мальчик Нина не верил в мой успех. Он напугался, как девчонка! Помогите! Помогите, его поджарило! А-ха! Но я жив! Цел и невредим! Красив и непобедим! Просто зашибись! Идеально, черт! – он переводит дыхание и ждет нашей похвалы, ждет восторженных возгласов.

– Вообще-то, мы разговаривали, – недовольно заявляет Саша, приподнимаясь на локти. – Нельзя так просто брать и врываться, обрызгивая нас слюнями.

Сема недоверчиво вскидывает бровями.

– Разговаривали? Но ваши губы даже не шевелились!

– Потому что нормальные люди делают паузу между словами, идиот. Не всем дано тарахтеть, как балалайка бесструнная.

Семен отмахивается.

– Тоже мне, собеседник нашелся. Ты просто мне завидуешь! Из тебя даже под пытками словечка не вытянуть! Златка, вот скажи, с кем интереснее трепаться, со мной или с этим мудилой?

Из-за бьющегося в ушах сердца, я слышу только предлоги и не различаю слова. Мне неинтересен их спор, я думаю лишь о поцелуе с Сашей. О несостоявшемся поцелуе, но зато таком невозможно-возможном.

– Злата? Злат? Ты меня слышишь? – зовет Сема.

Я открываю рот, но не произношу ни звука – меня буквально парализовало. Поворачиваюсь к Саше и ловлю его озадаченный взгляд.

– Злата? Эй, – он трясет меня за плечо. – Ты чего, Зося?

Зося?!



Kerry

Отредактировано: 20.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться