Несколько причин

Размер шрифта: - +

Причина первая

"Спасибо замечательной и талантливой Рунгерд. Без тебя не было бы этой книги. Верну в трехкратном размере..."  

_______________________________________________________

 

 

 

********

..В любви проигрывает тот, кто первым открывает свои чувства...

Он никогда не пытался всматриваться в других, поскольку вообще не умел серьезно воспринимать людей. Он не считал их ни соперниками, ни конкурентами, лишь досадным звуковым сопровождением, фактором, способным нарушить его покой. 

В этот миг он случайно бросил взгляд в сторону двора, что был виден, как на ладони, из целой вереницы оконных рам, высоких и округлых, как лоджии особняков. Парень просто подошел к окну, не думая и не решая, не контролируя себя. Этому не было сил противостоять.

Диквей Кэлум смотрел, как она стоит у клумбы, скрестив руки на груди, выражая всей своей позой беспокойное ожидание, смешанное с недовольством. Ее волосы нежно-розового оттенка казались очень легкими, а чистая кожа не была обезображена косметикой. Но даже не этим она тут же заняла все мысли. Она была такой настоящей среди остальных ненастоящих людей, что захватывало дыхание.. Еще ничто в его жизни не было таким… интересным, таким необходимым его сознанию, как эта девушка. Нет, как эта девчонка, потому что она не была ни взрослой, ни сколько-нибудь похожей на тот идеал, который рисуют богатые люди себе и своим детям.

Она не была похожа даже на идолов поп-культуры, о которой Кэлум ничего не знал, он только понимал, что не найдет вторую такую ни в библиотеке, ни в караоке баре, ни в клубе, ни в классе. Не встретит на улице, не столкнется в магазине, не увидит по телевизору, даже если бы он смотрел его.

Сейчас Он чувствовал себя картонным, собранным из искусственных материалов, когда она, далекая и малопонятная, дышала теплом, была самой жизнью, отчего-то очень светлая, яркая и нежная.
Кэлум, еще вчера не знал ее имени, в каком она классе, что любит и зачем восстала против него. Он находил ее в толпе, смотрел на нее, думал о ней, будто говоря себе: у нас достаточно времени. Я еще скажу тебе все, спрошу тебя обо всем, и заставлю тебя быть моей.

Желание обладать было сильным, вторым сильным, с самого раннего детства. Когда-то давно, будучи совсем маленьким, Диквей, равнодушный и пассивный, учил иностранный, мало нужный ему тогда. Эта было прихотью матери, женщины, которую Кэлум-младший никогда не любил, подчиняясь, очевидно некой наследственной «нелюбви», ведь и отец не любил его мать. Почти всегда, обращаясь к нему, она не называла его по имени, а просто, каким -то неодушевленным словом, - Ребенок.

К ним пришла молодая женщина, с европейскими чертами лица и теплыми карими глазами. Она не имела детей, хотя любила их больше жизни, и на краткий момент сам Диквей был согрет ее любовью. Он сам не заметил, как привязался к ней, стал ласковым и даже добрым. Из-за нее он полюбил животных, как и все дети его возраста, стал улыбаться и смеяться, только потому, что она очень хотела отогнать мрачную серьезность такого одинокого и замкнутого ребенка.

Диквей уже не помнил ее имени, не помнил, почему его отец рассчитал ее, но эта женщина оставила в нем тоску. Он сильнее всего на свете хотел вернуть ее, хотел, чтобы она принадлежала только ему, разговаривала только с ним, заставляла улыбаться только его. Она была настолько иной, настолько не его семьей, которую мальчик скрыто ненавидел, что ему вконец разонравилось все остальное, что окружало его— игрушки, книги, люди. 

Годы стерли этот случай из его памяти, но равнодушие так прочно поселилось в самом его характере, что он уже не помнил своей перемены и ее причины.

Эта розоволосая девушка напомнила ему о том желании обладать. И теперь, когда он стал старше и сильнее, когда его воля возросла, он решил, что не отступит ни перед чем. В его жизни, в его окружении появился смысл.

Крис сто­ял за спиной Кэлума. Чес­тно го­воря, он успел ус­тать от этой кар­ти­ны, для не­го – стра­тега, праг­ма­тика, не раз­ди­ра­емо­го про­тиво­речи­ями, интерес Диквея к розоволосой являлся непростительным фактом идиотизма. Она из другого, убогого мира. Где нет дорогих машин с запахом кожи в салоне, где в маленькие окна домов почти не заглядывает солнце, мира, в котором ежедневный труд по восемь часов в сутки не позволяет накопить на старость.

— Кэлум, это не моё дело, но со своими деньгами ты можешь найти себе развлечение поприличней, — хмыкнул Крис. 

Диквей внезапно оказался сбит с последних мыслей о девушке. Мет­нул ос­трый взгляд на дру­га и его гу­бы еле за­мет­но ис­кри­вились. Ес­ли бы Крис не знал Кэлу­ма достаточно долгое время, он и не за­метил бы столь нез­на­читель­но­го из­ме­нения в его ми­мике.

— Ты прав… Это не твоё дело, — огрызнулся он и направился к лестнице, на что стратег едко и снисходительно улыбнулся.

«И что ты в ней нашёл, в этой Даниэль Лайтинг? Тебя привлекают розовые макушки?» — парень в очках пытался понять, что же привлекло господина в этом монстре с розовыми волосами. Но мог четко осознать, что раз уж Диквей не желает избавляться от неё, то нужно взять девчонку под контроль или хотя бы обезвредить. В конце концов, он, Крис, — прагматик до мозга костей, знал много способов влиять на людей.

-------

Даниэль Лайтинг  и ее подруга Стелла Флерет засели в уединенной беседке на краю сада. В этот ясный весенний день, когда до экзаменов оставалось всего несколько недель, Стелла решилась признаться, что влюблена в ученика старших классов. Почти полгода. Возможно, Флерет и раньше неоднократно пыталась завести разговор об этом, но что-то всегда мешало. А Дани не отличалась природной чуткостью, поэтому просто не замечала робких попыток подруги. Жизнь ее была настолько насыщенной и трудной, что намеки, как и душевные метания приятельницы, обходили стороной.



Татьяна Снежная

Отредактировано: 07.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: