Несколько вырванных страниц. Искаженная реальность.

Глава 6. О том, как сильно сказываются сказки на детском восприятии мира. (Дневник Наны).

 

 

 

 

Мне шесть, и я уже умею писать и читать.

Я горжусь собой и своими достижениями, потому что мой Кот гордится ими.

Но…

Мои буквы недостаточно красивы, они не похожи на буквы Кота и тем более на буквы моих книгах.

А он сказал, что для этого нужно тренироваться и много писать.

Я не знала, что писать и о чем, но в тех книгах, что мне читает Кот принцессы часто ведут дневник, вот и я завела дневник.

На самом деле мне очень сложно определится между тем, кем бы я хотела быть принцессой или русалкой.

Русалки они красивее и волшебнее, и к тому же я очень люблю воду.

Прошлым летом, когда я купалась в пруду с Котом, я хотела найти русалку, думала, что они водятся в каждом, а он смеялся и сказал, что единственная русалка в этом пруду это я.

Это было один раз, но я помню и мне, наверное, всегда будет приятно от этих воспоминаний.

Но…

Дело в том, что русалки обычно влюбляются в принцев, не важно, какой конец у сказки, плохой для русалки или для принца.

А мой Кот…

Он совсем не похож на принца.

И мне кажется, что все принцы не так хороши, как мой Кот.

Он похож… На тех злых и сильных волшебников, колдунов, духов.

Которые воруют принцесс.

И эти принцессы такие глупые!

Они позволяют себя спасать каким-то принцам, они позволяют убивать тех, кто, мне кажется, куда лучше.

Но если уж я буду принцессой, то умной.

Мне всегда жутко представить, что какой-то принц явится в один из дней и захочет меня спасти.

И я решила, что для этого нужно стать женой Кота, тогда глупые принцы будут знать, что я не нуждаюсь в спасении и в муже, что у меня уже все есть.

Но для этого нужно стать старше, а сейчас я терпеливо жду и не говорю о своих планах, а уж если один из этих появится, то я ни за что не дам себя спасти, потому что у каждой принцессы свое место и мое тут.

А еще у них есть родители…

Но Кот не мой отец. Есть вещи, которые я просто знаю, он мне не говорил об этом, а я не спрашивала… Зачем? Я знаю, то, что знаю.

Мне кажется, у меня совсем никогда не было отца.

Но часто мне снится женщина. Она плачет и обнимает меня, и в таких снах по моим щекам текут слезы. Эта женщина очень теплая, от нее пахнет молоком и мятой, она говорит, что очень скучает за мной и называет дочкой. Я знаю, она моя мама, моя мама которая когда-то у меня была. И слезы ее и слова делают больно там под моими ребрами. Но каждый сон я говорю ей, что у меня все хорошо. Что-то во мне очень хочет к ней вернуться, только…

Я никуда не уйду отсюда, не уйду даже во сне.

И я просыпаюсь. Долго-долго потом я не могу успокоиться и плачу, прижимаясь к Коту, он гладит и думает, что мне приснился страшный сон, хорошо, что он никогда не спрашивает, что мне снится в снах, после которых я плачу. Я бы не сказала, я не хочу ему говорить. Не про это.

Это не важно, всего лишь сны, и всего лишь боль под ребрами.

Я слишком хорошо помню, как страшно просыпаться по ночам без него.

Всегда старалась сделать вид, что сплю, когда он приходил.

Но Кот все видит, и он заметил, что я притворяюсь.

Он говорит, что ему нужно уходить иногда, и что брать меня с собой слишком опасно.

После того, как он впервые это заметил, стал уходить днем.

Он всегда говорит, чтобы я не волновалась и что он вернется.

Но мне всегда страшно.

По ночам было страшно почувствовать, что вместо него в моих руках подушка, каждый раз мне кажется, что он может исчезнуть и я останусь одна.

Кот всегда приходил раньше, чем я успевала свесить ноги с кровати, уже отдышавшись и желая бежать по дому и звать его.

А когда я поняла, что он уходит, а не исчезает, стала страшна темнота, я просыпалась раньше и долго – долго не мигая смотрела в нее. Что если там монстры, что, если они украдут меня?

Кот придет, но уже не будет меня?

Он всегда говорит, что я уже взрослая девочка. В такие ночи, я убеждала себя, что если у нас есть монстры, то они должны, просто обязаны слушаться Кота. И даже если украдут, то вернут обратно. А если они не послушные, тогда я их заставлю слушаться себя и все равно вернут, потому, что я уже взрослая девочка и я их не боюсь.

В монстров я верю до сих пор, в очень послушных Коту монстров, хотя я их так еще и не нашла, и не увидела, но я как-то обязательно попрошу его мне их показать, потому, что я чувствую, они есть где-то рядом.

Когда он уходит днем я долго – долго хожу по дому, и возвращаюсь к двери, я жду и время тянется так долго, так долго.

Я не могу ничего делать, мне не нравятся ни книги, ни куклы.

Знаю, Кот, он всегда вернется, потому что я ему верю, а он сказал, что всегда вернется домой, ко мне.

Может я еще не такая взрослая. Или такая же глупая и пугливая, как большая часть принцесс, но даже повторяя в слух эти слова, каждый его уход я в итоге заливаюсь слезами от страха, что дверь не откроется.

И мне очень стыдно, когда он приходит, я плачу, а он хмурится и смотрит на меня так…

Как умеет смотреть Кот. Но он не ругает, за это никогда не ругает. Он вообще не ругается на меня, я же послушная… Иногда, а когда не послушная, я вижу, как темнеет его лицо и этого мне хватает, чтобы остановится.



Eve Schwarz

Отредактировано: 28.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться