Неслужебный роман

Размер шрифта: - +

Глава 3 (продолжение 2)

Я устало выдохнула и направилась за дом, к источнику оглушительного аромата костра и шашлыка. Отсюда распространялся восторженный писк Наташки, мамино щебетание, деловитый голос отца. Я напряглась: там, на площадке для барбекю, был кто-то еще. Я остановилась и повернулась к Женьке:

— У нас, что, гости?

Женька нахмурилась, но сделала вид, что не услышала.

— Же-ень.

Сестра торопливо подтолкнула меня:

— Да иди уже.

У нас небольшая дача, я уже говорила – всего-то шесть соток. Мама много лет назад строго-настрого запретила называть ее огородом и высадила там (ясное дело, не без нашего с папой участия, мелкие были еще совсем мелкие) сад: яблони, груши, несколько слив, шикарную вишню. Сейчас сад, конечно, был молодой, трогательно-наивный, как подросток. Но мы уже собирали мелкие, кислые до состояния «вырви глаз» ранетки, груши с нежной желто-оранжевой кожицей.

Рядом с домом установили открытую беседку с большим мангалом для барбекю — папиной мечтой. Мы с Наташкой и Женькой сшили пухлые разноцветные подушки, чтобы было удобнее сидеть. И с тех пор беседка стала нашим любимым местом для общения.

И вот, вывернув из-за угла, я уже почувствовала, что любимое место для общения и поедания вкусностей превратилось в клоаку коварного заговора. Против меня, естественно.

В центре, прямо напротив входа в беседку, подтолкнув под пышные бока все пошитые нами цветастые подушки, раскатисто хохоча, восседала тетя Света — мамина двоюродная сестра, женщина, уверенная в себе и своей правоте настолько, что даже невинный чих во время простуды приписывала высшим магическим силам, согласившимся с ней. Мама явно нервничала, то и дело поглядывая на тропинку от дома. И, конечно, стоило мне на ней показаться, как сразу раздалось:

— А вот и наша Лидочка!

Вся компания оживилась, нарочито радостно бросившись мне в объятия. Кроме папы — он сочувственно стоял у мангала, помахивая над решеткой картонкой.

— Вы чего? С утра ж виделись, — успела понедоумевать я.

Мама бросила мимо меня суровый взгляд на Женьку:

— Ты ее предупредила.

Та насупилась еще сильнее и покачала головой:

— Не успела я.

— А зачем ты ее встречать вышла тогда! — всплеснула руками мама. — Ничего вам поручить нельзя! В такой ответственный момент!

Мне надоело на них поглядывать:

— Да что происходит-то?!

— Здравствуй, Лида.

Все замерли. Мама виновато опустила глаза, Наташка сникла, словно на нее вылили ушат холодной воды. Женька сопела рядом. Я обернулась на голос.

Передо мной, широко улыбаясь и щурясь на выглянувшее из-за облаков солнце, переминался с ноги на ногу Пашка Столбов, мой ухажер в студенчестве, и по совместительству племянник (троюродный, что ли) тети Светы. Пашка за прошедшие годы ни капли не изменился: такой же сутулый, худосочный, с невнятно выбритым подбородком и белесыми ресницами. Такая же улыбочка и уверенный в себе вид.

К черту его.

— Привет, чего не здороваешься? — повторил Пашка, все также улыбаясь и разглядывая меня.

Я взгляд не отвела:

— Ну, привет, пропащая душа.

Пашка еще шире улыбнулся. Промолчал.



Евгения Кретова

Отредактировано: 20.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: