Неслужебный роман

Размер шрифта: - +

Глава 9. (продолжение)

Руслан включил музыку чуть громче: сердце радостно подпрыгивало в такт неровностям проселочной дороги. Настроение было почти праздничное.

Прокручивая в голове недавний разговор с Лидой, он улыбался, вдыхая аромат ее духов: жасмин и мята — горьковато-терпкий, странный аромат. Как и сама эта девушка с темно-рыжими волосами и синими глазами.

Ему захотелось представить их детей — ведь хорошенькие будут, однозначно. Характером в папу, то есть в него, Руслана, а умом в маму. Это ученые недавно раскопали, что ум дети наследуют от матери.

— Да, кстати, странная история про аутизм, — вслух отметил он. История ему, действительно, показалась странной: он видел много раз детей с таким диагнозом. Все, конечно, разные, многие обладали чрезвычайно хорошим интеллектом, владели несколькими иностранными языками, собирали кубик Рубика за считанные секунды. Но Лида с ее открытым взглядом, широкой улыбкой и уверенностью в себе... Здесь определенно какая-то ошибка.

Со свойственной ему наблюдательностью, Руслан отметил, что старый диагноз тяготил его избранницу.

— Ну, что ж, — снова отметил он вслух, — придется покопаться.

Он подъехал к шоссе, приготовившись свернуть на трассу, когда его обогнал на большой скорости черный тонированный «паджеро». Подрезав «крайслер», машина резко вывернула на шоссе, едва не зацепив ехавший по главной «жигуленок», и рванула в сторону области.

— Ненормальный, — пробурчал Руслан, пропуская автомобили и выезжая на шоссе.

Он подключил гарнитуру, поправил наушник, набрал номер. Долгие гудки. Руслан взглянул на ярко-зеленые цифры на часах: двадцать один—двадцать, детское время.

— Ну, Кириллыч, спишь, что ли?!—проворчал в такт длинным гудкам.

— Алло!

— Здорово, Кириллыч, не спишь?

— Уже нет, — голос сонный, но не раздраженный.

Кириллыч — его старинный институтский однокашник, вместе диплом защищали, Руслан по процессуальной защите права собственности, а Кириллыч — вина как уголовно-правовая категория и ее значение для квалификации преступления. Потом пахали в соседних ведомствах: Кириллыч в УВД местном, следователем, Руслан — младшим помощником адвоката Ильховского.

— Кириллыч, спать надо ложиться вовремя!

— А я и вовремя, раз в два дня, — гоготнул товарищ и смачно зевнул, — ты по поводу меня из-под одеяла вытащил или просто так поглумиться над цветом российской криминалистики?

Руслан захохотал:

— Нет, не просто так поглумиться... Ты скажи, кто из ваших дело Золотаревой ведет?

— В плане, кто завтра в процесс выйдет?

— Ну, да...

— Ирма Алексеевна Федотова, помощник прокурора. А что? Трепать сильно планируешь? — Кириллыч весь обратился в слух. Дружба дружбой, но они с Русланом Лебедевым, что называется, по разные стороны баррикад.

Руслан задумался.

— Нет, не в этом дело. Мне с тобой встретиться надо.

Друг пошелестел трубкой, Руслан представил, как прижал трубку к плечу и смотрит на часы:

— О, так сейчас время детское, подруливай. Наталья моя вкусный плов сделала, хоть покормит твою холостяцкую душу.



Евгения Кретова

Отредактировано: 12.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: