Неслужебный роман

Размер шрифта: - +

Глава 14 (продолжение)

Борис поработал на славу.

Руслан отметил про себя, что помощник вырос профессионально. Он определенно понимает, что «раскопал».

Торопливо выделенные цветным маркером строки чуть подскакивали перед глазами, неровно наклеенные закладки кричали о волнении, с которым Борис готовил этот материал для шефа.

Лебедев кивнул и надавил на зажим, позволив пухлой стопке документов рассыпаться на брифинг-приставке.

У Бори все было собрано в хронологическом порядке.

А он мешал.

Неспешно рассматривая фрагменты невыделенного текста, которым Борис не придал важного значения, Руслан раскладывал распечатки на темной поверхности стола.

Несколько раз осторожно заглядывала Агния Николаевна (ее выдавало непременное топтание под дверью), один раз — Борис. Лебедев не обращал на них внимания, методично перекладывая бумаги.

Несколько тонких распечаток легли назад, в Борину папку.

А вот остальное... Интересная картина получается.

Снова заглянул Борис.

— Заходи, — Руслан кивнул на стул у брифинг –приставки, — интересное кино получается, ты не находишь?

Борис кивнул. В глазах горел восторженный огонек, того и гляди начнет взахлеб рассказывать, до чего он додумался. Но Руслан боялся упустить пойманную за хвост мысль. А вслух думается лучше. Поэтому он заговорил:

— Выходит достаточно сложная, но практически безотказная схема. Сбой дала только пару раз, и то по дурости исполнителей... А их три группы, как минимум. Борисов — Савельева, Павлов — Кондрашова, и, наконец, новички, судя по всему, Чеботарев—Свиблова.

— Они все супруги? — уточнил Борис, нахмурившись.

Руслан задумчиво кивнул:

— Без сомнения. В период брака на одного из супругов покупаются квартиры в разных районах города. Зарегистрирован, при этом он на жилплощади супруга. Далее, по тем или иным причинам, от ошибки до обиды и развода, второй супруг подает иск по месту нахождения недвижимого имущества о признании права собственности на половину квартиры. Росреестр, конечно, привлекается в качестве третьего лица, но их представитель на такие процессы не ходит. Суд, конечно, выносит решение. И пока оно вступает в законную силу, бывший единоличный собственник «теряет» паспорт.

Борис рассеянно моргнул:

— И что им это дает?

— А то, что по новому паспорту, и по старому, еще не измененному, свидетельству о праве единоличной собственности квартира продается. Ни один риэлтор не найдет подвох: собственник один, в реестре прав числится один, в кадастровых документах — один, в браке, согласно паспорту – не состоит. Ведь печать-то в ЗАГСе надо специально ехать и ставить. А Чеботарев — Свиблова вообще брак зарегистрировали в Перми. Всё чисто.

— Всё чисто, — отозвался Борис, еще не очень понимая.

— Далее. После получения денег, второй супруг «узнает», что квартира продана и заявляет о нарушении своих прав. Сделку купли-продажи отменяют..

— Руслан Федорович, я не понимаю: деньги же за квартиру они должны отдать. Двусторонняя реституция же...

Лебедев взял первое попавшееся судебное решение, открыл последнюю страницу, сунул под нос Борису:

— Читай, что написано.

— «Признать договор номер шестьсот семьдесят восемь от пятнадцатого марта две тысячи семнадцатого года купли-продажи квартиры общей площадью пятьдесят восемь квадратных метров, расположенной по адресу такому-то, реестровый номер такой-то недействительным». И что?

Борис поднял удивленный взгляд.

— Адрес запомнил? Квадратуру? — Боря кивнул. — А теперь посмотри ее стоимость...

Борис присвистнул.

— Вот то-то и оно. Официальная стоимость квартиры занижена. И погорели исполнители на одном из первых дел, когда пожадничали и стоимость квартиры занизили существенно. И это дало основание судье засомневаться в сделке, она начала копать, проверять, опрашивать свидетелей, запрашивать банковские выписки, движение по счетам. И дело Золотаревой. Никто не ждал, что она вела видеосъемку при передаче денег.

— А Ибрагимова? Почти все судебные дела вела Ибрагимова.

— Ну, это уже просто. Большинство квартир куплено в этом районе, они по территориальной подсудности должны были рассматриваться в этом суде. А дальше, дело наживное.

— Но вед это означает, что Ибрагимова в курсе?

— Вероятнее всего — да. Она причастна к этой схеме.

От стола Руслан подошел к окну. За голубоватыми стеклами неповоротливой анакондой вилось Садовое кольцо, до отказа забитое автомобилями. Внутренняя его часть встала в тяжелую многочасовую пробку. Он прищурился, вглядываясь через белесую изморось: авария.

— Но я вот что думаю, — пробормотал он, забыв, что не один в кабинете, — на сколько эта схема стоит того, чтобы похищать человека. Зачем рисковать, подставлять такую отлаженную схему?



Евгения Кретова

Отредактировано: 12.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: