Несовпадения

Размер шрифта: - +

глава двадцать третья

Глава 23

Итак, меня посадили под домашний арест. В буквальном смысле слова. Я наивно полагала, что на меня просто наорут – и отпустят восвояси. Ну, максимум – откажутся со мной разговаривать на очень долгое время. Но нет – мои родители сумели удивить. Как только я переступила порог отчего дома – у меня отобрали ключи и телефоны. Оба. Уж как они просекли, что искать нужно еще один аппарат – неизвестно.

В общем, только лишив меня возможности сбежать или хотя бы позвать на помощь, началась настоящая головомойка. Какими словами меня только не называли. Неблагодарная дрянь – это самое невинное, что я могу привести в пример. И вот, прооравшись, мама – а дома была только она - заявила, что из этого дома я не выйду до конца дней своих. А отец, вернувшись вечером, не стал возражать. Только посмотрел на меня и сказал, что разочарован. И вот это подействовало сильнее криков – впервые за этот безумно долгий день я ощутила стыд.

И вот теперь я сижу дома. На календаре уже четверг, у меня нет никакой связи с внешним миром. В университет я тоже не хожу. На мои робкие попытки намекнуть об учебе мама только хмыкнула:

- Надо же, об образовании заговорила. Будто оно тебя беспокоит.

Я уже и не пыталась воззвать к ее разуму. Ведь я же не бросала образование, а совмещала учебу с работой. Но это же родители – их крайне сложно переубедить. Хорошо хоть, что с Епифановой они связались и своими словами объяснили, почему их дочь на неопределенное время останется под крылом мамы и папы.

Хорошо хоть сестра меня не осуждала. Полина, понятное дело, спорить с родителями не стала, но вечером того отвратного понедельника прокралась в мою комнату.

- Я на твоей стороне, сестренка, - шепнула она мне, забираясь ко мне под одеяло, - И мама с папой тоже. Просто им обидно, что ты всех обманула. Они остынут.

Я только кивнула – говорить мне не хотелось. Злости у меня не было, грусти, как ни странно – тоже. На меня с того утра навалила какая-то апатия. Поняв, что выпускать на волю меня не собираются, я перестала спорить. Завалю сессию из-за прогулов – ладно. Отчислят – да пожалуйста. Если моим предкам настолько важно отстоять свою позицию и наказать меня именно таким вот странным образом – окей. Я просто подчинюсь.

Но в четверг всё же произошло кое-что хорошее. Ко мне приехала Епифанова. Когда блондинка заглянула в мою комнату, я была просто готова разорвать ее на части от радости. Но ограничилась я лишь удушающими объятиями.

- Я безумно соскучилась, - прохрипела Елена, когда я ее, наконец, отпустила, - Квартира без тебя просто опустела.

- Да? А я думала, ты закатываешь вечеринки каждый день, - хмыкнула я, присаживаясь на широкий подоконник.

- Если бы. Но про вечеринку ты весьма вовремя вспомнила – я позвонила Бо, она будет здесь через полчаса. А пока, - Ленка замялась, - я должна тебе кое-что сказать.

- Ты затеяла переделать мою комнату под гостиную? – приподняла я одну бровь, - Даже не надейся – когда-нибудь я выйду отсюда.

- Да нет, с твоей комнатой всё в порядке, - подруга села рядом со мной, - В общем, ты только не нервничай. Это Меридов. Он сдал Хоук.

На секунду мне показалось, что я ослышалась. Ну, или, что Лена так пошутить решила. Но по ее серьезному взгляду я поняла – нет, не шутит.

- Ты уверена? – одними губами шепнула я. Голос внезапно перестал мне подчиняться.

- Абсолютно. Я не знаю, как он узнал, но что слил журналистам тебя он – я в этом не сомневаюсь.

Вот значит, как. В груди стало как-то горячо, а потом сразу – холодно и пусто. То есть это ему я должна быть благодарна за практически загубленную жизнь? Отлично, ничего не скажешь.

- Давно ты знаешь?

- С понедельника, - Елена обняла меня за плечи, - Я сразу же начала тебе звонить, но, видимо, ты уже была здесь. Эй, ты чего плачешь?

Дотронувшись до щеки, я поняла, что щеки у меня мокрые. Реально плачу. Странно – мне ведь всё равно. Ведь так, да? А то, что в животе образовывается тугой ком, а в сердце – сосущая пустота – так это не из-за этого. Правда.

Не выдержав, я уткнулась подруге в шею и дала волю слезам. Против воли из горла вырывались всхлипы и хрипы. Те, кто думают, что девочки плачут красиво, как в кино и сериалах – ошибаетесь. Нет, могут, конечно, и так, но только для показухи, и чтобы надавить на жалость. Когда же тебе реально больно, получается вот так- некрасиво, с надрывом, размазывая по щекам соленые капли.

- Ну прекрати, - подруга погладила меня по волосам, явно пытаясь утешить, - Он не стоит того, чтобы лить из-за него слезы. Неужели, он настолько запал тебе в душу?

- Не в этом дело, - шмыгнув носом, я чуть отстранилась и вытерла глаза, - Просто всё как-то не в ту сторону пошло. Мне до сих пор кажется, что всё это – сон. Вот-вот я проснусь – и поеду на работу.

- И поедешь, - улыбнулась Лена, - Рано или поздно мы вызволим тебе из этой башни.

- Кто тут у нас в заточении? – дверь моей комнаты распахнулась чуть ли не с пинка и на пороге возникла Бо. За ее спиной маячила моя мама, - Эй, а кто это у нас тут ревет?

- Никто, - я быстро вытерла щеки и взглядом спросила у мамы, чем обязана ее визиту, но она меня благополучно проигнорировала.

- Девочки, будете что-нибудь? Чай, кофе, пирожные? – поинтересовалась моя родительница.

- Не будут, - я ответила за них, - И вообще – тебе уже на работу давно пора. не переживай – они не помогут мне сбежать в Мексику автостопом.

Мама только закатила глаза, но из комнаты вышла, аккуратно прикрыв за собой дверь. Одновременно с этим Бо достала из сумки бутылку Мартини, а Елена жестом фокусника извлекла будто из воздуха шоколад и мои любимые чипсы.



Анастасия Малышева

Отредактировано: 26.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться