Несовпадения. Мой бой

Размер шрифта: - +

глава двенадцатая

Глава 12

Помните, я говорила, что не являюсь хорошим человеком? Я не шутила и не пыталась набить себе цену. И даже ни на грамм не преуменьшала значение этого выражения. Я была ужасным человеком. И даже не стыдилась этого.

С детства у меня была одна беда – проблемы с гневом. Я могла завестись с пол оборота, и остановить маленький тайфун по имени «Карина» было практически нереально. Сколько раз моих родителей вызывали в школу из-за драк, зачинщицей которых всегда была я – не сосчитать. Миллионы раз мне угрожали исключением, но всё было без толку.

Мама с папой отдавали меня в различные секции – бокс, тхэквондо, карате – чтобы я вымещала агрессию не на людях, а на тренажерах. Бесполезно – в маленьком и хрупком с виду тельце её было слишком много.

Только ближе к выпуску я научилась контролировать себя. Немалую роль в этом сыграли Олег и Андрей – малые, привыкшие к моим всплескам с пеленок, научились «гасить» меня. А потом брат нашел еще один вроде выход и притащил меня на скалодром. Спорт, который требует немалой концентрации, ясной головы и не терпит ошибок.

Сейчас рядом не было ни брата с Длинным, ни скалодрома. Зато была Катя. Испуганная девушка, которая быстро переводила взгляд с меня на свой компьютер – на котором все еще была открыта переписка - и, видимо, пыталась понять, как много я успела прочитать. И от этого гнев, так долго сдерживаемый мной, поднимал свою уродливую голову.

Я прочла достаточно, милая. Можешь смело заказывать себе гроб.

Знаете, в некоторых философиях каждой эмоции приписывают свой цвет. Синий – умиротворение, зеленый – дружба и так далее. Гнев всегда описывают алым. И не зря. Потому что лично мне казалось, что перед глазами у меня пелена именно этого насыщенного оттенка. Я всё видела как будто через красную дымку. Офис, его стены, мебель, Катю. Катя. Все мои эмоции сейчас были сосредоточены вокруг этой девчонки.

Каким-то краем сознания – тем, которое еще не спятило от гнева – я отметила, что Уварова очень даже привлекательная. Голубоглазая блондинка с тоненькой фигурой, чуть пухловатые губы с идеально ровными и белыми зубами – ну просто барби. Понятно, на что клюнул Артем. Он, как и любой мужик, любит прежде всего глазами. Вот только лично для меня это ничего не меняет. Будь она хоть Мисс Вселенная – эта дрянь посягнула на чужое.

Тишина в кабинете стояла такая, что можно было услышать, как в соседнем офисе гудит принтер, выплевывая бумаги. Я понимала, что стоит кому-то из нас хоть слово сказать – и я сорвусь. Действительно сорвусь. Так сильно, что это хорошенькое лицо может пострадать. Её поклонники – а их было действительно много – могут расстроиться.

- Карина, я всё объясню, - медленно сказала Катя, делая шаг вперед.

Вот оно. Случилось. Последняя ниточка, сдерживающая монстра внутри меня, оборвалась. Ну всё, прячьте своих детей и закрывайте окна. Я за себя больше не отвечаю.

- Конечно, объяснишь, - негромко ответила я, поднимаясь на ноги, - Расскажешь, какого хрена ты решила, что имеешь права подкатывать к моему мужику.

- К твоему? – приподняла бровь Уварова, - Ты же сказала, что он просто твой знакомый.

- О, и ты решила, что можно начать охоту? Типа – чего добру пропадать? Я не понимаю одного. Тебе что, своих ухажеров мало? Сколько их там у тебя, двадцать, девятнадцать?

- Карин, ну он мне правда понравился, - голос девушки звучал как-то даже жалко.

- За одну-две переписки? Да, это просто любовь на всю жизнь, - мой же голос сочился ядом, - Скажу тебе по секрету – он так же ссал в уши и мне. Вот только я не вела себя, как отчаявшаяся шлюшка и не писала ему первой.

Неожиданно для меня всегда милое и улыбчивое лицо моей помощницы исказилось. Глаза прищурились, а губы изогнулись в ехидной усмешке.

- Ну да, ты пошла дальше и легла с ним в койку, - фыркнула Уварова, - Думаешь, это действенный способ удержать мужчину? Видимо, нет, раз он тут же повелся на другую юбку. Или, может, просто ты его не удовлетворяла? А что он мужчина темпераментный, зачем ему такая ледышка, как ты?

Ох, зря ты это сказала. Очень и очень зря.

Что было дальше – сложно сказать. Лично я вообще мало что соображала, полностью поддавшись власти своего гнева. Помню лишь обрывки. Вот я подскакиваю к Уваровой и с размаху отвешиваю ей оплеуху. Не ожидавшая такого порыва девушка с коротким вскриком пошатывается, хватаясь за лицо. Казалось бы, звук её голоса должен был отрезвить меня, но нет. Мне этого показалось мало. Схватив её за волосы и намотав длинные светлые патлы на кулак, я потащила её к столу. После чего с чувством, с толком, с расстановкой впечатала её физиономию в деревянную поверхность. Послышался тихий хруст, который заглушил почти нечеловеческий вой.

Меня накрыло чувством мрачного удовлетворения, когда я увидела на столе кровь. Но оно было недостаточным. Мне хотелось оставить вместо лица Кати лишь месиво из крови, хрящей и кожи. Чтобы никто никогда больше не посмотрел на неё с желанием или восхищением. Лишь с жалостью и презрением.

Но я не успела осуществить задуманное. Помощь - не мне, я ведь в ней не нуждалась - подоспела как нельзя кстати (или нет?). Почувствовав, как чьи-то руки хватают меня за талию и оттаскивают от Уваровой, я забилась, пытаясь вырваться и довести дело до конца.

- Что, теперь твое личико не такое симпатичное? – кричала я, глядя на залитое кровью лицо.

- Какого черта?! – раздался крик прямо над моим ухом, и я узнала голос Андрея – главного редактора службы новостей, - Ты чего тут устроила?

Но я не хотела ничего объяснять. Я хотела только избивать Уварову – руками, ногами, неважно чем. Можно еще монитор ей на голову опустить – тот самый, на котором все еще был включен диалог с Артемом.



Анастасия Малышева

Отредактировано: 09.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: