Неспящая красавица

Размер шрифта: - +

Глава 2

Я давно уже поняла: хочешь быть накормленной – нечего соваться в хозяйские покои. При виде менестреля, коим я успешно притворяюсь второй месяц, дамы и сеньоры приходят в ажитацию и требуют развлекать их балладами. И вот сидишь, поешь о высоких чувствах и великих подвигах, а у самой слюнки текут при виде жаркого и сыров.

Поэтому я сразу отправляюсь на кухню. Повезет, если заправляет женщина. Сдобные поварихи средних лет питают слабость к тощеньким мальчикам-подросткам. То, что я – тощенькая девочка-подросток, им неведомо. И потому вызываю у подобных женщин материнские чувства, а, значит, желание обогреть и накормить, как следует. Песен тоже требуют – но уже потом, когда я осоловею от сытости.

Но сегодня мне не повезло – я ступила на двор, когда туда же вышла хозяйка. Молодая, богато одетая и, судя по капризному изгибу тонкогубого рта, та еще стерва. При моем появлении она заметно оживилась и настойчиво пригласила к себе.

- Муж в отъезде, - сетовала она, - сидеть одной в покоях скучно. Развлеки меня, мальчик, расскажи, где был, что видел. Сыграй мне что-нибудь!

О том, что главной опасностью было вовсе не перспектива остаться голодной, я поняла, когда хозяйка стала бросать на меня откровенно зазывные взгляды. Такими меня саму провожали наемники, когда я еще была принцессой Авророй, а не бродяжкой Рори. Вот угораздило! И чего ей неймется? Судя по изображению на гобеленах, муж ее был весьма статным красавцем. Борода вот только странно выткана – синими нитками. Черных, что ли, не хватило?

На мое счастье, дамочка так и не решилась перейти от взглядов к действиям. То ли любопытной прислуги опасалась, то ли собственной дерзости. Посему меня уложили на лавку в общей зале, а она, шурша длинными юбками, удалилась в свою опочивальню. Я с жадностью накинулась на остатки трапезы, запила вином и, обессилевшая, растянулась на каменной скамье. И тут же уснула.

- Эй, вставай, слышишь, мальчик, вставай! Дело есть!

Я встрепенулась, пытаясь сообразить, кто я и где нахожусь. Хозяйка нависала со мной и в тусклом мерцании единственной свечи ее волосы, освобожденные от сетки, горели яркой рыжиной.

- Вставай, пойдем со мной!

Да, рано я расслабилась. И что теперь делать? Выдать себя? Выгонят же посреди ночи! Ладно, правда так или иначе раскроется, поэтому надо выдумать какую-нибудь жалостливую историю. Пока поднимемся, как раз что-нибудь соображу. Но, к моему удивлению, пошли мы не к лестнице, а совсем в другую сторону. Долго шествовали по темным залам и, наконец, остановились перед неприметной, потемневшей от времени дверцей.

Хозяйка отдала мне свечку:

- Посвети!

А сама достала из кармана ключ и дрожащими руками стала вставлять его в замочную скважину, что-то лихорадочно шепча. Я напрягла слух:

- Трусы они все, трусы! Как ты вовремя подвернулся, мальчик. Ты поможешь мне разгадать эту тайну!

Дверь открылась бесшумно, хозяйка ступила за порог, потянула меня за собой. Я подняла свечу, из темноты выступили каменные плиты, покрытые какими-то темными пятнами, а потом…Не знаю, кто из нас двоих орал громче, но слышно было, наверняка, во всем замке! Я опрометью выскочила за порог, упорно борясь с подступившей тошнотой. А вот хозяйка замешкалась – выронила ключ.

- Стой, стой, - заверещала она, - посвети мне!

Ключ нашла, но дверцу закрывать не стала, просто захлопнула. Увиденное не укладывалось в голове. Что за чудовище способно на такие изуверства? Зачем мы вообще туда полезли?! Перспектива провести ночь в темном лесу уже не казалась такой страшной. У меня было одно желание – убраться отсюда подальше! Мы побежали обратно, словно за нами по пятам гнался дьявол.

Но он не гнался – он вышел нам навстречу. Тот самый синебородый господин с гобелена. И вид у него был такой, что я думала, умру от страха прямо на месте! А хозяйка упала перед ним на колени и взмолилась:

- Пощади! Я не хотела! Я не знала! Это все он! – вдруг выкрикнула она и, схватив меня за край куртки, вытолкнула вперед, прикрываясь мною, как щитом. – Он уговорил меня, соблазнил, опутал колдовскими речами! Он виноват!

Господин одним взмахом отшвырнул меня к стенке и шагнул навстречу жене. Все это, не произнося ни слова, от чего было еще страшнее. Я пребольно ударилась о стену, сползла на пол и какое-то время пыталась прийти в себя. А потом поняла, вот он, мой шанс! Открытые двери во двор! Потихоньку, чтобы не привлечь внимания, отползла в сторону и опрометью бросилась из залы.

Остановилась уже у самых ворот. Караульные дремали, не подозревая о страшных злодеяниях, которые вершились и должны вновь свершиться в замке. И в этот момент меня осенило. Весь последний месяц преследовала мысль, что я – предательница! Покинула отчий дом в надежде избежать ненавистного замужества, оставила родителей на произвол судьбы. И пусть старушка оказалась права, наш король-сосед испустил дух, и войны не было. Но сознание вины грызло меня, не переставая.

Хозяйка замка была мне чужой. К тому же распущенной, подлой и, собственно, сама виновата, что полезла, куда не следует. Но если я и ее сейчас брошу, то никогда себе не прощу! Я растолкала караульных, бросилась к казарме, подняла остальную стражу. С факелами и копьями наперевес мы бросились обратно в покои. И успели…



Александра Глазкина

Отредактировано: 11.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться