Неспящие...

Размер шрифта: - +

Глава 13

- Удачным ли оказалось твое путешествие в город? – спросила я, когда мы очутились в доме на отвесной скале. – Общался со старейшинами?

- Да, но совет был проведен не полным составом, без отсутствующих однозначного решения вынести не могли. Твой отец был среди собравшихся и передал тебе вот это, - Александр указал на тот самый огромный пакет, который, как оказалось, предназначался мне.

Я тотчас открыла его и взглянула на содержимое. Вещи первой необходимости. Опережая мой вопрос, Эйден произнес:

- Из клиники я позвонил твоему отцу и кратко описал произошедшее. Оказывается, он не знал о твоем даре…

- Никто не знал. Почти никто, - поправилась я.

- Предполагая, что тебе придется задержаться здесь на какое-то время, твоя семья собрала для тебя необходимые вещи.

- Звучит, будто я беженец какой, - обреченно выдохнула я, уже безумно скучая по дому. – Спасибо.

Остаток ночи я провела за чтением дневника Лилианы, Александр же занялся изучением каких-то хроник второго десятилетия двадцатого века. Ближе к утру он уснул, а я до сих пор с любопытством смотрела, как легко Эйдену удается обходить проклятие и вмиг забываться сном праведника. Когда все вокруг стихло, и было слышно лишь мои мысли, неприлично громко копошащиеся в голове, я вновь достала рисунок Лилианы и с улыбкой на губах взглянула на Ворона. Сейчас было как раз то время, когда можно с легкостью отрешиться от реальности и предаться воспоминаниям, не опасаясь, что кто-то (в частности и тем более Александр) заметит какие-либо эмоции, так предательски проявляющиеся на моем лице.

Как наступило утро, я и не заметила. Александр быстро собрался и отправился в Бринн с обещанием вернуться так скоро, насколько это будет возможно, чтобы мы вновь могли попасть в архив родового замка Гейлов. Весь день до его возвращения я не знала, чем же себя занять. Даже отправилась на прогулку, спустившись по каменным ступеням к горному озеру. Вблизи вся его красота выглядела еще более таинственной и оттого более манящей. Одиночество этого места имело какой-то благородный оттенок, схожий с тем, что давно окрасил внутренности моей души. И лишь шум водопада очень своевременно заглушал тихие, жалобные всхлипывания сердца, едва ли привыкшее к подобным чувствам.

- Аманда… - тихо позвал Александр.

Я опять вздрогнула. Никак не привыкну к звучанию собственного имени из уст Александра. Обернувшись, я увидела хмурое то ли от злости, то ли от беспокойства лицо. А, пожалуй, там было и то и другое.

- Что-то случилось? – интуитивно на ум пришел этот незамысловатый вопрос.

Его «да» прозвучало как приговор, в ответ на которое мое «что?» показалось мне неуверенным мышиным писком. Он сел рядом на огромный валун и, глядя на безмятежную поверхность озера, Александр продолжил:

- В ночь на охоте был убит Люк Паркер.

От этой новости меня прошиб холодный пот, внутри все резко и болезненно сжалось. Мертвыми, непослушными губами только и вымолвила я:

- Бедный Мэтт…

- Похороны завтра.

- Ты пойдешь?

- Мы пойдем вдвоем. Это наш долг, это общее горе Неспящих, - мягко произнес Эйден.

- Да, конечно… - согласно кивнула я, пытаясь проглотить ком, подступивший к горлу.

Александр моментально среагировал на мой чуть дрогнувший голос (чтоб этот знаток человеческих душ да не заметил? Кто угодно, но только не он). Эйден уставился на меня буравящим взглядом и спросил так, будто и без моего ответа уже знал причину.

- Что тебя беспокоит?

Я промолчала. В конце концов, я разве на приеме у психолога, чтобы выворачивать себя наизнанку?!

- Аманда, - строго поторопил с ответом он, лицо у Эйдена при этом снова сделалось каменным.

Меня так разозлила вернувшаяся маска безразличия и надменности, что я едва огнем не задышала.

- А с чего ты вдруг выдумал, что я тебе все должна рассказывать?! Мало того, что я и вовсе не любитель откровений, так почему вдруг стану говорить о своих чувствах и мыслях с тем, о ком знаю не больше, чем о новом садовнике в доме бабушки Мэди, да еще и выражением явного недовольства на лице?! Есть у меня хотя бы один повод открывать тебе то, в чем и самой себе-то признаться страшно?!

Кажется, я слишком резко выступила с протестом, поскольку Эйден тотчас же смягчился и вполголоса ответил:

- Ни одного. Прости, порой я бываю груб. Я всего лишь хотел узнать, что тебя беспокоит.

От такой перемены в его поведении я даже не нашла, что сказать. Со мной такое вообще-то не случается. От слова НИКОГДА. Пока я молча смотрела на Александра и хлопала глазами, он продолжил:

- Пойми, это не праздное любопытство. В нашем положении важной является любая даже самая незначительная деталь.

Не знаю, чем меня так проняла эта совсем даже не пламенная речь, но я все же покаялась:

- Нет ничего важного в том, что я испытываю чувство вины…

- Вины? За что?



Дарья Аршакян

Отредактировано: 03.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться