Нетакие

Размер шрифта: - +

Нетакие

Бесконечный поток людей. Толпа. 
   Для больших городов это не редкость. Серые и угрюмые лица. У каждого из них свои заботы и проблемы. Кому какое дело, до него, одиноко бредущего среди них? 
   В этой массе может промелькнуть счастливое, светлое лицо, но оно тут же исчезнет. Раздавленное большинством. 
   Он и был одним из таких «раздавленных». Это всегда было. Это всегда есть. Всех зажимают в рамки, системы, выдуманные, черт знает кем, правила. В детстве ты не ощущаешь этого так сильно, как потом. Когда перестаешь ощущать за спиной опору в виде родителей. Правда, есть и те, кто всегда остается в неведении. К нему такие слова не относятся. 
Весь его юношеский запал героизма, стремления к изменению мира – исчез. Он просто посмотрел Реальности в глаза. Что он может? Один против толпы. 
   Сейчас он ходит по улицам города, смотря в затылки впереди идущим, знает, что в этот момент кто-то смотрит и в его затылок. 
   Каждый его день был точной копией предыдущего, кроме, конечно, выходных. Работа-дом, работа-дом. Обычный офисный работник. Среди коллег он чувствовал себя тоскливо. А других знакомых или друзей у него не было. 
   И вот настал тот день, когда что-то щелкнуло в его голове. Надоело. Если на земле вас ничто не держит, а наоборот – раздражает, то какой напрашивается вывод?
   Его съемная квартира находилась в пригороде, около железнодорожных путей. Посмертных записок ему писать некому. Он лишь оставил на комоде расчет за квартиру. 
   Наконец-то он смог найти что-то хорошее в жизни рядом с поездами. 
   Ему не пришлось вязать узлы, залезать на высокие здания или наедаться таблетками. Он поступил проще – сел на рельсы, в ожидании поезда. Расписание поездов просмотрено. Скоро прибудет первый утренний поезд. Осталось дойти до вокзала. Встать на перроне. Легко затеряться среди множества лиц.  Ждать, чтобы потом прыгнуть на пути паровоза. 
   Сначала этот противный, скрипучий женский голос объявил о подходе поезда. Вскоре он и сам услышал приближающийся тяжелый стук колес, предупреждающий, пронзительный гудок. Вот и все. Он готов. Закрыл глаза и стал подходить к краю перрона…
   Внезапно кто-то резко дернул его за футболку. Вскрикнув, упал на спину. Над ним нависло лицо незнакомой девушки.  
   Его самоубийству помешала она, просто мимо проходящая девушка.
   Поезд, с громким шумом остановился. Толпа собралась у вагонов. Девушка оттащила его подальше.  
- Не с той ноги проснулся? – покрутив пальцем у виска, спросила она. – К чему такие крайности?
- Отстаньте, - пробурчал он, потирая ушибленное место. – Вы помешали тому, что рано или поздно все равно случится.
- Да, когда-нибудь мы все умрем. Но я точно не собираюсь превращаться в расплющенную лепешку на рельсах! – указывая на дорогу, фыркнула она. 
- Ничего вы не понимаете.
- Пф, конечно, где уж мне понять. Мы люди темные, под поезда бросаться не додумались, - ехидно улыбаясь, произнесла девушка. 
   Его переполнило возмущение.
- Девушка, Вы вообще кто? Зачем мешаете людям делать то, что они хотят? 
- Кто я? – задорно подняв бровь, сказала она. - Я – Анна. Можно просто Анна, - и протянула ему руку.
   Он внимательнее присмотрелся к ней. Каштановые, волнистые волосы, с ярко-красными прядями. Нижняя губа проколота, в левом углу. Ногти покрашены в черный, на запястье куча браслетов. Золотистые глаза, словно постоянно смеются… Он протянул руку в ответ. 
- А тебя как звать, недо-трупик? – у нее и язык проколот!
- Василий, - ответил он. Они сели на скамейку. Отсюда хорошо было видно поезд, людей, встречающих других людей…
- Васька, значит, как котяра, - кивнула головой Анна. – Ну, Васька, что толкнуло тебя на путь этот?
   Она вела себя так уверенно. Так…спокойно. Это не могло не привлекать. Он даже не обратил внимания на «Ваську».
- Терпеть нет сил. Эти здания, огромные толпы людей, серая обыденность. Боюсь, что скоро стану таким же, как все они. Равнодушным. Безликим. Лучше умереть, - сплетя пальцы, тихо сказал он, не смотря ей в глаза. 
- Умереть не лучше, а просто легче, - пожав плечами, парировала она. Анна казалась такой беспечной и веселой. Теперь он увидел, что ее мир гораздо больше, чем кажется. Сейчас в ее глазах есть что-то глубокое, серьезное.
   Они оба молчали. Просто смотрели друг на друга. 
- Почему ты не дала мне упасть? – вдруг спросил он. – Почему не прошла мимо?
    Она задумалась.
- Васька! А вдруг я – твой ангел-хранитель?! – широко открыв глаза, ответила Анна. Не получив никакой реакции, она вздохнула. – Эх, скучный ты. 
- Так почему? – повторил он. 
- Просто, - медленно, взвешивая каждое слово, начала говорить она, - я не хочу стать похожей на тех равнодушных людей. Ну, вроде вон тех важных дядек и тетенек с телефонами вместо глаз. 
- Рано или поздно станешь, - мрачно ответил он. – Невозможно одному бороться. Множество сметет одного. 
- Нет, не стану, - смело улыбаясь, сказала она. Ее глаза как будто загорелись изнутри…
- Но что ты можешь? – упрямо возражал он.
- Могу пойти против течения. Могу помогать таким глупеньким котярам, как ты. Объяснить, что нельзя сдаваться. Ты что, сказки не читал в детстве? Добро побеждает зло. 
- Одной у тебя не получиться, тебя сметут, как пушинку, - покачал он головой. – И вообще, на то это и сказки. Вымысел. В жизни так не бывает.
- Еще как бывает! Каждый день в нас добро может побеждать демонов. Вот я могла мимо пройти, ан нет. Не прошла. Вот нас уже и двое. 
- Эту систему не сломать.
- Это мнение слабых, - парировала она. 
- Даже тупая толпа сильнее нас.
- Кто сказал такую глупость? – удивленно приподняла она брови. – Ах, да, это же ты, Васька, - хлопнула себя по лбу Анна. - Просто будь собой. Пусть у тебя будут свои мысли, свой взгляд на вещи. Может, кому-то твои слова и действия будут казаться странными или глупыми, но это, все же будут твои решения. 
  Снова повисла пауза. Он думал. 
- Я словно повис на краю, - наконец сказал он. – Внизу меня ждет та самая толпа. Страшно потеряться в ней. Хочется быть другим. 
- Ну, так будь другим, Васька! Ведь это на самом деле так просто. Оставаться… неравнодушным, живым. 
   Он улыбнулся в ответ.
- Кешью! А я здеся! – вдруг закричала Анна, размахивая рукой. 
   К ним подошел высокий парень. Рваная черная челка скрывает половину лица, бровь проколота, за спиной гитара, на плече сумка с кучей разных значков. «Skillet», «Nirvana», «Green Day» и все в таком же духе.
- Вижу, что здеся. А могла бы и у вагона встретить, - щелкнув её по носу, ответил он. 
- Васька, знакомься, это - Аркадий, Кеша, Кешью в общем, - подойдя к тому, весело сказала Анна. 
- Кешью, знакомься, это – недо-трупик Васька, можно и Василий, - хлопнув его по плечу, серьезно произнесла она. – Я ему жизнь спасла.
- Достала ты его скорее, а не спасла, - поправив на плече сумку, тихо ответил Кеша.
- Молчать, бояться! – наигранно грозно посмотрела на него Анна. – Вот, Васёк, это мой номер, если опять захочешь стать мясным рагу на рельсах, просто позвони, исправим. Что-то кушать захотелось…
- Ну, так пошли уже, - доставая наушники, сказал Аркадий.
- Идем, идем. Васька, звони, пиши, давай знать о своем существовании. И я говорю серьезно. Оставайся на связи, - пожимая ему руку, бодро сказала она. – Кешью, а, Кешью, дай мне тоже наушник! 
   Василий смотрел, как уходят эти странные, не похожие на других люди. С одной парой наушников на двоих. Улыбнулся. Не верится, что еще минут пятнадцать назад он был готов прыгнуть на рельсы. 
   Он вышел с вокзала. Шел среди толпы, как обычно. Вот только теперь всё выглядело совсем иначе. 
- Васька, ну надо же, и как можно быть такой наглой, - пробормотал он, все еще с удивлением качая головой. 



Рина Ню

Отредактировано: 11.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться