Нетленные чувства (книга 1)

Размер шрифта: - +

Глава 17

- Я пришел поговорить, - Макс стоял с совершенно непроницаемым лицом, его руки были в карманах джинсов. Он посмотрел на Сару и поймал себя на мысли, что выглядит она просто невероятно сексуально. В бирюзовом платье, босая и с распущенными золотистыми волосами.
Дьявол, как же ему хочется её поцеловать именно такую: беззащитную, маленькую, домашнюю.
- Я же сказала тебе, что буду занята сегодня вечером.
- Да, я вижу, - Макс глянул через неё и его взгляд упал на пустую бутылку из-под вина. Что, мать твою, она здесь делала?! – Собиралась напиваться в гордом одиночестве?
- Нет, но даже если и так, - она пожала плечами и подняла на него свои глаза. - Тебе то что?
- Сара, послушай, я…
- Нет, Макс, это ты послушай, я не хочу сейчас ничего слышать, я вообще не хочу говорить. У меня, в самом деле, очень много дел, поэтому, прошу тебя, - она жестом указала на лифт, - дай мне поработать.
Макс так и застыл на месте с открытым ртом. Да что с ней такое?
- Я вижу, как ты работаешь, - его голос стал тверже, - и я собираюсь тебе помешать.
- Нет, я… - Он не дай ей договорить, просто мягко отодвинул её от двери и прошел в квартиру. – Какого черта ты творишь?! – Сара начинала закипать.
- Какого черта творишь ты?! – Макс взял бутылку и выкинул её в мусорку. – Что, захотелось нажраться до невменяемого состояния?!
- Я вполне себе вменяемая! И это всего лишь вино!
- Всего лишь вино, Сара, которого ты одна выпила целую бутылку! Что с тобой? Покатилась по наклонной?
- Не твоего ума дела, - Сара так и оставалась стоять у двери, пока Макс мыл её бокал. – Иди к себе и оставь меня в покое.
- Никуда я не пойду, - к своему собственному удивлению внешне он оставался совершенно спокойным, хотя внутри весь так и кипел. – Пока моя голова трезво не оценит всю ситуацию.
- Какую ситуацию? Боже, пожалуйста, просто уйди. Мне, правда, нужно заняться делами.
- Нет, - Макс сложил руки на груди и прислонился к стене.
- Да что ты о себе думаешь? – Сара начинала заводиться. – Что можешь вот так вот без приглашения заявиться ко мне домой, выкинуть бутылку моего вина и ещё и оценивать не пойми откуда взявшуюся ситуацию, хотя оценивать здесь и вовсе нечего?!
- Да, - он ответил просто и без эмоций. – Ах да, кстати, бутылка была пустая, поэтому, я думаю, ты и сама бы её выкинула. Ну, если, конечно же, за пару часов ты не стала их коллекционировать.
- А знаешь что?! Стала! Да, я их коллекционирую! Но ты ведь не удосужился меня об этом спросить! Тебя вообще не волнует, что думаю я, ты просто делаешь то, что хочешь! Тебе плевать, что я хочу побыть одна и заняться делами, тебе по барабану, что у меня могут быть свои планы, ты просто как завоеватель: пришел, увидел, победил!
- Немного длинно, но, в общем, мысль ты уловила.
Она прорычала ругательство и со стуком захлопнула дверь.
- Тебе нужно чувствовать себя в превосходстве, верно? Хочешь показать, что без тебя невозможно прожить?! Черта с два! Ты можешь играть с другими наивными дурочками. Но со мной этот номер не пройдет!
О чем она? Что он сделал мать твою?!
- Послушай, какая муха тебя укусила?
- Какая, спрашиваешь?! – Сара в миг оказалась подле него так, что он практически ощущал её дыхание. Его взгляд переместился на её губы, которые так и манили его окунуться в бездну наслаждения. - Зачем ты пришел? Что тебе нужно?
- Ты не отвечала на звонки.
Она усмехнулась и немного отодвинулась от него, - ты мне не звонил.
- Дженнифер сказала мне, - когда Сара снова усмехнулась, он продолжил, - мой звонок ты вообще сбросила.
Её улыбка тут же пропала, и она отвернулась от него. – Я же сказала, я верчусь как белка в колесе. Насколько я помню, я попрощалась с тобой.
- Да, но ты бросила трубку. Я даже ничего не успел сообразить.
Сара усмехнулась, - вряд ли ты сильно расстроился.
- Что? – Этого Макс никак не ожидал. Что, ради всего святого, происходит с этой женщиной?
- Ничего, - Сара замотала головой, - просто дай мне побыть одной, ладно? Дверь просто захлопни.
Сара стояла к нему спиной. Он видел, как она дышала, чувствовал, как от не веет непонятным страхом и обидой. Но почему? Что он сделал? Когда они виделись в последний раз, то все было хорошо. Он довез её до дома, и они вполне мирно расстались, она даже улыбнулась ему.
«Вряд ли ты сильно расстроился». Ему потребовалось меньше пяти секунд, чтобы понять к чему относились её слова.
Твою мать!
- Сара, позволь мне объяснить. То, что ты слышала по телефону…
- Боже, - Сара перебила его и развела руками, повернувшись к нему лицом. – Я что, просила тебя что-то объяснять?! Я просто по-человечески попросила тебя уйти! Это все, что мне нужно от тебя, Макс! Что бы ты оставил меня в покое! Просто выйди за эту чертову дверь и закрой её с той стороны! – Она так кричала, что на момент Макс даже потерял дар речи.
Ну, уж нет, никуда он не пойдет! Он сделает так, что она захочет его выслушать, а если нет, то он заставит её, по-хорошему или же по-плохому!
- Между мной и Вивиан ничего нет, – он не стал акцентировать свое внимание на её криках и «просьбах», а просто спокойно продолжил. – Не было и быть не может. Я говорил об этом сотни раз и тебе и ей, и повторю ещё, если это понадобится.
- Это лишнее. Мне плевать на то, с кем ты спишь, - она сказала это так спокойно, что у Макса даже что-то неожиданно кольнуло, но он решил не обращать на это внимание и только кивнул.
- Хорошо, тебе плевать, я понял. Но я не хочу неправильного мнения о себе. Я не сплю с женщиной, если хоть что-то не чувствую к ней, Сара. Я думал, ты уже уяснила это.
Он заметил, как она вздрогнула, и мысленно похвалил себя за этот бросок, который попал точно в ворота. Он ни разу не спал с Вивиан, и Сара прекрасно об этом знала. С Анжелой у них было о чем вспомнить, и Макс знал, как сильно Сару бесила лишь одна мысль о том, что эта рыжая бестия перешла дорогу Меган, но как только та, с которой он встречался, изменила ему с его другом, он сразу же дал ей отворот-поворот. Хотя он сам, если честно, не понял, чего он не мог простить ей больше: того, что она переспала с Алексом, или того, что сломала жизнь близкой подруге Сары и просто замечательной девушке. Да, Анжела нравилась ему, но он был молод и слеп, потому что не замечал, что она просто смотрела на его внешность и его состояние, а в двадцать три ты редко когда можешь похвастаться дальновидностью и умом. Хотя, он не мог не вспоминать её с некой благодарностью, ведь именно из-за неё он перестал думать о девушках, как об объекте вожделения.
- Повторяю, ты можешь спать, с кем хочешь, меня это не касается, это, во-первых. Во-вторых, я ещё раз прошу тебя уйти, потому что мне, действительно, нужно подумать… - их глаза встретились, и она добавила, - о работе.
- Вряд ли ты сейчас в состоянии думать, - Макс немного помолчал и, поймав её вопросительный взгляд, продолжил. – О работе. И это не удивительно, для такой непьющей девушки, как ты, залпом прикончить целую бутылку, сравни хорошему удару по голове.
Сара сложила руки на груди и прищурилась. Блин, как же забавно у неё это сейчас получалось.
- Намекаешь, что я дура?
Макс сдержал вздох.
- Намекаю, что голова так же кружится. Тебе нужно отдохнуть и расслабиться.
- Я этим и занималась, пока ты не пришел и не начал читать мне мораль! Мне и старшего брата достаточно, знаешь ли, ещё и тебя не хватало.
- Тебе нужно поспать, Сара, и я не шучу.
- Но время ещё только восемь! Я не хочу спать!
Макс проигнорировал её возражение.
- Если не ляжешь сама, я уложу тебя силой.
Сара немного помолчала, переведя свой взгляд на стену, пока Макс думал о перспективе уложить её в постель силой и заставить эту своенравную кошку, наконец-то, перестать так много болтать. А делал он это лишь одним известным им обоим способом, который, в самом деле, давал хоть какие-то результаты. Господи, эти мысли снова лезли ему в голову, и он ничего не мог с этим поделать! Как, черт возьми, эта женщина делает так, что у него просто-напросто отключается мозг?! Он уже много лет не чувствовал ничего подобного, ни одна женщина не могла зажечь в нем такой интерес, но эта кареглазая богиня будила в нем такое желание и такой азарт, что он просто напрочь забывал о том, что не должен думать о ней, как о женщине. Не должен, но он думал. Черт возьми, и не просто думал! Он мечтал о ней, желал её.
Сара подняла на него свои янтарные глаза, будто прочитав все его мысли лишь мельком взглянув на него.
- Я лягу спать, - она покосилась на дверь, - когда ты уйдешь.
И тут Макс не выдержал.
- Какого дьявола ты постоянно пытаешься выставить меня за дверь?!
- А какого дьявола, ты никак за неё не выставишься?!
- Mio Dio, Сара! Что с тобой?
- Это что с тобой?! – Сара взорвалась. Все её крики до этого были просто манной небесной, и то, как она «говорила» сейчас только доказывало, что алкоголь и их сегодняшний разговор по телефону сделали свое дело. – Я полчаса пытаюсь втолковать тебе, что не хочу, чтобы ты находился здесь! Я просила тебя, намекала тебе, я пыталась сделать так, что бы ты сам захотел уйти, но в тебе столько, мать его, упрямства, что позавидовал бы даже самый упертый осел!
- Почему ты хочешь, что бы я ушел? Господи, Во имя небес, скажи мне, что я сделал?! Чем заслужил?! Тем, что пытаюсь помочь тебе и не бросаю на произвол судьбы, да? Этим, скажи?!
Их взгляды снова встретились. Сара хотела было ответить, но слова почему-то так и не слетели с её губ. Она просто молчала, стояла, смотрела на него и ничего не говорила.
Не в первый раз в своей жизни он встречал женщину, которая была бы настолько подвержена перепадам настроения. Но это создание определенно затмевало всех, кем он мог когда-либо восхищаться. Она задевала его за живое. Всегда. Постоянно. Секунду назад она кричала на него, готовая вот-вот наброситься, как львица на добычу и беспощадно растерзать, а сейчас она уже смотрела на него своими глубокими проникновенными глазами, в которых он прочитал невыносимую боль и тоску, и ему очень захотелось просто её обнять.
Она отвернулась от него и направилась к спальне. Он услышал, как за ней захлопнулась дверь.
Сейчас он чувствовал себя полнейшей скотиной. Ему просто нужно было взять и уйти, как она и просила. Но вместо этого, он заставил её чувствовать боль, и от этого ему стало ещё хуже.
Его дыхание сбилось, предвещая то самое состояние, которое накрывало его с головой в те моменты, когда прошлое беспощадно настигало его.
Нет. Только не воспоминания. Только не снова. Не сейчас. Он не хотел, чтобы Сара видела его таким, не хотел показывать ей свою беззащитность.
«Ты слабак! Дерьмо, которое обычно валяется на дороге! Ты никогда не будешь таким же решительным, никогда в тебе не будет мужской силы! – плевок. – Ты трус и ничтожество, тебя никто и никогда не полюбит!»
Макс прикрыл глаза.
- Оставь меня…
«Ты просто не в силах взять то, чего действительно хочешь, - смешок, - ты всегда останешься никчемным мальчуганом, который не добьется в этом мире ничего! А знаешь почему? Потому что ты просто жалкий выродок!»
Макс оперся ладонями в стену.
- Ты не прав…
«Ты знаешь, что я прав, Макс, - истерический смех, - Боже, неужели я назвал тебя по имени? У меня не могло родиться такого сына, как ты. Беспомощного. Трусливого. Нежного. Просто не могло. Ты никогда не станешь хоть немного решительным и властным, сильным и независимым. Ты не сможешь взять даже то, что итак принадлежит тебе. Ты слишком много думаешь головой».
Его пальцы сжались.
- Нет… я смогу…
«Разве такими должны быть те, кто покоряют этот мир? Нет. Именно поэтому ты не получишь ничего. Ты просто не мужчина».
Макс вжался головой в стенку, его пальцы стиснулись сильнее.
- Уйди из моей головы…
«Ты – не мужчина…
Не настоящий…
Не решительный…
Не сильный…
Ты жалкая копия…
Образ…
Кусок пластилина…
Ты подобие…»

- Нет! – Макс закричал и с силой ударил кулаками по стене, его дыхание сбилось, он открыл глаза. – Я мужчина, черт тебя возьми! Мужчина. Я могу брать. И я докажу тебе это.
Макс резко оттолкнулся от стены и направился в сторону спальни. Ему потребовалась всего секунда, чтобы преодолеть этот пролет, после чего, он, не раздумывая, просто вышиб дверь ногой.
Сара вздрогнула, но поднялась с кровати. Она раскрыла свои глаза, заметив, как часто и разъяренно он дышал.
- Что ты делаешь, черт тебя подери?!
- Беру своё.
Она испуганно смотрела, как он одним ловким движением на ходу стягивал с себя футболку. Он видел, что она хотела что-то сказать, но его действия настолько ошарашили её, что она просто молча разглядывала его, упершись рукой в тумбочку у кровати. Он отбросил ненужный кусок ткани на пол и пошел на неё, и если бы не стена, которая преградила всё её смехотворное отступление, возможно, ей и удалось бы это предотвратить.
- Ты не станешь… - она вжалась в стенку.
Он выдохнул.
- Проверим? – после этих слов он обхватил руками её лицо и жадно впился губами в её губы. На секунду она обомлела, пытаясь оттолкнуть его, но уже через мгновение, видимо осознав, что бороться с ним бесполезно, раскрылась ему навстречу, впустив его язык в свой разгоряченный рот.
От неё пахло вином и шоколадом, и Макс сходил с ума лишь от одного её присутствия, а её губы просто доводили его до безумия. Они были мягкими, нежными и невероятно чувственными. Но в этот раз он не был медленным и ласковым, он просто взял её силой, завладел её ртом и заявил на неё свои права. То, как его язык вторгался в её тесный мирок, лишь подтверждало то, что теперь у этого непослушного ротика есть свой хозяин. Он обожал это ощущение власти, когда женщина была прижата к стене, находясь в полном подчинении у мужчины, и не имела шансов выбраться из этой западни. Но истинное удовольствие от этого он получал только с Сарой. Только она никому неведомым образом пробуждала в нем того самого необузданного зверя, который до этого момента сидел где-то глубоко внутри него. И пусть сейчас на его решение повлияли слова Стенли, там, на Вайтапе, он сделал это только потому, что хотел. Прошлое только подтолкнуло его решиться на то, что заполняло его голову все это время: желание обладать ею полностью. Оно не отпускало его ни на секунду с тех пор, как он впервые поцеловал её.
Тогда он остановился, оставив её в одиночестве: распыленную и ошарашенную. Но сейчас он не собирался отступать. Он возьмет её. Получит, наконец, то, что хочет. И даже самая страшная, самая глобальная катастрофа на Земле не сможет ему помешать.
Этой ночью он будет с Сарой.
Он оторвался от неё, но их до сих пор разделяло настолько малое расстояние, что они ощущали на своих губах дыхание друг друга. Его руки начали подниматься вверх: медленно, осторожно, будто бы она была сделана из хрупкого стекла, которое требовало особого внимания и обращения. Он приспустил бретельки её платья вместе с бретельками лифчика, и они заскользили вниз, обнажая её изящные плечи.
- Макс…
- Молчи.
Она застонала.
- Но это неправильно.
- Плевать.
Он поцеловал её в шею, и Сара прикусила губу, подавив очередной стон. Он начал прокладывать дорожку из поцелуев, касаясь её дрожащей кожи, пока его руки тянули её платье все ниже и ниже, открывая её бронзовую кожу до тех пор, пока оно, наконец, просто не упало к её ногам. Его руки жгло от тесного контакта с её телом, и все его естество необузданно рвалось на поверхность. Он дотронулся пальцами до застежки лифчика и расстегнул его одним легким движением. Он чувствовал, как Сара замерла, чувствовал её неуверенность, но она ничего не говорила и не пыталась сопротивляться. И это лишь прибавило ему решительности.
Она была такая красивая, что у него просто перекрыло воздух в легких. Mio Dio, эта женщина была самой богиней, Афродитой, которую ниспослали ему небеса. Он сходил с ума от её изгибов, от её гладкой и мягкой кожи, от её алых, полных губ и от её запаха. Её волосы пахли клубникой, а тело ванилью, она заставляла его забываться, целиком растворяясь в этом моменте, и, будь он проклят, но в эту самую секунду он стал самым обезумевшим человеком на всем белом свете.
На мгновение их глаза снова встретились, он видел, что она снова хочет что-то сказать, снова привести какой-то разумный довод, сделав попытку отступить, поэтому, он просто лишил её такой возможности. Его рот в то же мгновение накрыл её, диктуя ей новые правила, его правила.
Она снова обхватила его шею руками, прижимаясь к нему всем своим телом, и его захлестнула такая волна возбуждения, что он еле устоял, чтобы не сорваться и не взять её в ту же секунду.
Она хотела его. Хотела, несмотря на то, что пыталась это отрицать. Он понял это ещё тогда, в тот день, когда оставил её, когда прервал их поцелуй, который должен был привести к чему-то большему. И О, Боги, как же он потом из-за этого страдал! Мучился всю ночь, пытаясь хоть немного придти в себя и отвлечься от мыслей о ней.
Но больше эту ошибку он не совершит. Больше он не станет вести себя как маленький, загнанный в угол мальчик. Он просто возьмет то, что хочет и сделает это не как необузданный дикарь, а как мужчина, желающий получить не только тело, но и жаждущий завладеть душой.
Мгновение. Всего одно мгновение потребовалось ему, чтобы ощутить, что все его терпение сходит на нет, когда она такая теплая и податливая просто таяла в его руках. Он оторвался от её губ, чтобы посмотреть на неё. Один взгляд в её янтарные глаза, и он увидел в них яркую вспышку страсти. Он увидел в них желание. И одобрение. Именно тогда его руки заскользили по её телу, исследуя его, изучая каждый его дюйм. Он чувствовал, что женщина в его объятиях изнемогает от желания так же, как и он, и он мог бы поклясться, что сейчас её не заботят никакие предрассудки. Она вся во власти всепоглощающего огня страсти, она в его руках.
Макс поймал её растерянно-возбужденный взгляд и коснулся своими губами уголка её губ, перемещаясь к щеке, затем вниз, к шее, плечам, рукам. Он целовал её всю, целиком, а она за это вверяла ему себя, разрешая ему просто быть рядом. Большего он и не смел желать.
- Макс…
- Прошу тебя, ничего не говори, - он немного опустился вниз и поцеловал сначала одну её грудь, потом другую: нежно, осторожно, не спеша. Сара закусила губу, чтобы подавить очередной стон, который практически вырвался из её горла. Затем он медленно опустился вниз к её животу, его губы прокладывали нежную дорожку по её коже, по которой уже побежали мурашки. Его губы коснулись её пупка, и её тело мгновенно напряглось. Он опустился на колени, положив руки на её стопы и начал медленно прокладывать путь вверх, ласково ведя пальцами по коже. Её ноги задрожали и, казалось бы, настолько ослабли, что она не могла на них устоять. Он видел, как она закрыла глаза, вжимаясь головой в стенку, пока её руки, лежащие на стене, из последних сил пытались создать ей хоть какую-то опору. Его руки добрались до края её шелковых трусиков, и он бережно потянул их вниз, лишая её последней защиты, последнего кусочка здравого смысла. Он сомневался в том, впустит ли она его в свой мир, разрешит ли ему стать его частью. Но когда она слегка расслабила свое тело, тем самым позволяя ничтожному кусочку ткани упасть к её ногам, это сказало ему все, что он хотел знать намного яснее любых слов. Она открыла ему все двери и позволила заглянуть в самую её глубь. И не только в телесном смысле. Он знал, что соглашаясь на все это, в первую очередь, она открывает ему свое сердце.
Он поднялся на ноги как раз в тот момент, когда она открыла свои глаза. Он не знал, собиралась ли она что-нибудь ему сказать, потому что именно сейчас он не видел её эмоций. Сара медленно выдохнула и обвила руками его шею. Он видел, что это давалось ей тяжело, почему-то она боролась с тем, что было внутри неё, с тем, что она чувствовала и ощущала.
- Я не могу сопротивляться, - она шептала, - у меня больше нет сил.
- И не надо, - он провел руками по её волосам, обхватил её голову руками и заглянул ей в глаза. – Я тоже не хочу, чтобы ты сопротивлялась.
- Я не могу… не умею… - она замотала головой и попыталась отвести свой взгляд.
- Сара, - он развернул её так, что она снова посмотрела ему в глаза, - не говори так.
- Ты не понимаешь… - она будто бы умоляла его остановиться, при этом, желая не делать этого так же сильно, как и он сам.
Макс замер. Причинить ей боль это последнее, чего бы он хотел. Да, желание обладать ею было невыносимо сильным, и сражаться с этим с каждой секундой становилось все труднее, но чувства Сары и её эмоции были для него важнее. Он остановился, все прекратил бы, если бы она только попросила его. Он хотел, чтобы Сара поняла, что с ним ему нечего бояться, что он не сделает ей больно. Хотел доказать ей, что с ним она в безопасности, но не такой ценой. Не ценой её сердца.
Он немного отодвинулся от неё, чтобы дать ей пространство. Её грудь часто вздымалась, он слышал биение её сердца, Сара прерывисто дышала, и её глаза были наполнены сомнением, страхом и… чем-то ещё, чего он не мог понять. Чем то, что вдруг заставило его отступить. Он опустил свои руки вниз и отошел на шаг.
Её рука неожиданно, но ласково поймала его запястье, когда он отдалялся, и Макс остановился. Она немного помедлила, а затем шагнула ему навстречу и, опустив взгляд вниз, коснулась пальцами его живота. Он напрягся, но не пошевелился, оставаясь так же стоять напротив неё, и не убрал её рук. Она начала медленно поднимать свои ладони вдоль его сильного тела вверх, побуждая отзываться каждый его мускул, толкая каждую клеточку его тела дрожать под её бархатными пальцами. Она двигалась к его груди, разводя руки к плечам, пока её глаза следили за дорожкой, которую прокладывали её пальцы. Сара достигла его шеи, заводя руки назад, и только тогда осмелилась посмотреть ему в глаза, и его будто бы пронзило электричеством. Она подошла ещё ближе, прижимаясь к его разгоряченной груди, и встала на носочки, чтобы коснуться своими губами его: легко, сладко, чувственно. Он мог бы поклясться чем угодно, что в этот момент лишился остатка благоразумия. Он чувствовал её дыхание на своих губах, чувствовал, как она дрожит. Или это дрожал он? Господи, как же сейчас ему было безразлично, что он полностью зависел от этой женщины, единственная мысль, которая, действительно была для него важна, это мысль о том, что Сара сама сделала этот шаг.
- Мне будет больно, - она сжала руками его голову, прижимаясь к нему теснее, и шептала, - я пойму это потом. Через секунду, минуту, через час, или утром. Но как же мне на это плевать.
- Сара…
Она накрыла его рот ладонью и покачала головой.
- Это мое решение. И пусть после этого я не смогу спокойно спать, пусть мне будет плохо, - Сара остановила слова протеста, которые уже почти слетели с его губ. – Пусть. Это будет не сегодня, это будет потом. Я не хочу жить страхами, не хочу каждый день стоять на краю пропасти, боясь упасть вниз. Больше не хочу. – Она убрала свою ладонь. – Для меня есть только сейчас. Только это мгновение.
Макс нежно обнял её и слегка коснулся губами её губ, из её горла вырвался удовлетворительный стон как раз тогда, когда он подхватил её на руки. Ему потребовалось всего несколько секунд, чтобы кончики его пальцев коснулись мягких атласных простыней. Он не хотел отрываться от неё, не хотел прерывать этого поцелуя, не хотел переставать держать её в своих объятиях. Он просто не хотел терять этого момента, терять её такую.
Её тело дрожало под его прикосновениями, он покрывал её поцелуями: всю, целиком, полностью, отдавая ей всего себя, и взамен она вверяла ему свои чувства и эмоции, открывалась, впускала в свой мир и позволяла в нем остаться. Она разрешала Максу касаться себя, разрешала заходить дальше, чем мог бы это сделать любой другой мужчина, Сара позволяла ему дотянуться до самого сокровенного: до её души. Она выгибалась ему навстречу, когда Макс наполнял её, выкрикивала его имя, когда он доводил её до самого верха, когда возносил на небеса. Но самое главное, она дала ему шанс быть рядом с ней, дала возможность вернуть ту девочку, которая доверяла людям, девочку, которая не боялась сближаться и не страшилась любить. Он точно знал, что где-то глубоко внутри неё ещё теплился маленький уголек, способный разжечь огромный, всепоглощающий огонь, который снова зажжет в ней желание улыбаться.
Желание жить.



Мартьянова Ксения

Отредактировано: 18.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться