Неудачница и некромант

Размер шрифта: - +

О плохом чувстве юмора, странных слухах и силе репутации, заработанной в первый же день. А еще, о неожиданно нагрянувшем счастье.

 

 

 

Глава 4

 

О плохом чувстве юмора, странных слухах и силе репутации, заработанной в первый же день. А еще, о неожиданно нагрянувшем счастье.

 

У мастера Григора оказались чудесные синие глаза.

До сих пор Лена даже не верила, что такой цвет на самом деле бывает. И тут на тебе.

Да и в целом, вблизи он выглядел гораздо лучше.

А может, в этом преображении было виновато вино, которое девушка выпила потому, что голему Е-сий-моя захотелось посмотреть, как люди его пьют. И Лена отказать не смогла, слишком уж убедительно выглядел металлический скелет. Да и о том, что скоро появится чей-то там секретарь и велит идти к декану, она знать не могла.

В кабинете, куда привели Лену, обнаружился мастер Григор, льнущая к нему пуговицометательница, заплаканная и несчастная, и эльфийка с книжкой, бросающая на обоих насмешливые взгляды.

Декан там тоже был, тот самый Санта Клаус. Но он велел себя подождать и куда-то ушел, словно не он всех сюда позвал. Вернулся, правда, быстро. И в сопровождении наполовину змея, выглядящего столь недовольным, что Лена только чудом усидела на месте. Впрочем, если бы он подполз слишком близко, и чудо бы не помогло.

— Так, — сказал Санта Клаус, точнее мастер Клайв, обвел всех пристальным взглядом и почему-то кивнул. — Я пригласил мастера Аркула Змеевича чтобы помог нам разобраться в той неприятной ситуации, которая произошла на вводной лекции по темным искусствам. Мастер Аркул, конечно, когда-то отказался от божественного существования, сочтя, что оно становится скучным, но некоторых способностей не утратил, так что он лучший эмпат нашей академии. Надеюсь, все понимают, что это значит?

— Детектор лжи, не самого лучшего качества, — объяснил не понимающим мастер Григор и подергал рукой, видимо, намекая пуговицометательнице, что она не казенная и нечего на ней виснуть.

Полузмей шипяще засмеялся.

— Итак, — поспешил вернуть внимание к себе декан. — Сегодня утром кто-то подменил кувшин с водой на столе мастерицы Вельяны. Причем, на столе не в общей секретарской, а на том, который находится в кабинете мастерицы Леопольдины Мерлих…

— Что нашего ректора огорчило гораздо больше, чем сам факт подмены, — проворчала эльфийка. — Мерлих вообще не любит, когда мелкие склочники как-либо задевают ее, считает, что ректора надо уважать.

— Значит, ректор здесь женщина, — пробормотала Лена.

И человек-змея опять почему-то засмеялся.

— Так! — Декан опять поспешил сосредоточить общее внимание на себе. — Мастерицы Леопольдины мы сейчас касаться не будем. У нас есть первоочередное дело. И начнем мы, пожалуй, с вас, Аррель Золотого Леса. Вам уже неоднократно говорили, что вы ведете себя недопустимо для племянницы Владетеля. И если окажется, что кувшин подменили вы, боюсь, мне придется написать вашему дяде и опекуну в одном лице. И пускай он подыщет вам другое место, где могут толково обучить эльфийку со столь необычным для эльфов даром. Причем, я могу с уверенностью сказать, что мастер Григор, на данный момент, лучший из возможных преподавателей. А из академии ради вас он не уйдет.

— Ничего я этой дуре не подливала, — негодующе сказала Аррель. — Если бы я решила что-то ей подлить, я бы ее лучше отравила, ядом отложенного действия. И подгадала бы так, чтобы она навеки потерялась где-то между мирами. Но, к сожалению, эта особа все еще чем-то дорога моему дяде.

Преподаватель некромантии одобрительно кивнул и опять подергал рукой, от корой не желала отцепляться пострадавшая.

— Этой дуре вообще кто угодно и что угодно мог подлить, — продолжила свою речь эльфийка. — Она, вообразив себя царицей горы, как говорит мастерица Матрена, то жалобы пишет, то обвинения, то к Мерлих не пускает, то докладные теряет. А в прошлом году умудрилась потерять семнадцать дипломных проектов, которые всего лишь должна была передать Мерлих на подписание. Я бы за такое вообще убила, впрочем, это и так все знают. А еще, может ее никто и не травил. Может, эта дура сама приготовила очередной приворот и перепутала емкости. Или мастер Григор не захотел пить подозрительную гадость, которую она ему преподнесла, и поставил ей на стол. Не идиот же он, чтобы пить что-то преподнесенное такой особой.

— Интересная теория, — одобрил декан. — Но, увы, мелака багряная ни в один приворот не входит. Зато ее используют шаманы для расширения сознания.

— Мхожет она поумхнеть хотела, — предположил Змеич.

— Не помогло бы, — припечатал некромант, отцепил все-таки от себя продолжавшую всхлипывать пуговицометательницу и даже стул подальше от нее отодвинул, чтобы опять не прицепилась.

Несчастная женщина посмотрела на сидящего на собственном хвосте полузмея и искать сочувствие у него не рискнула. Просто обняла саму себя руками и разрыдалась горше. Декану пришлось даже повысить голос.

А Лена подумала о том, что, похоже, здесь подливание приворотов и ядов — привычное дело. И опять задумалась о том, что лучше бы все рассказала маме. Потому что даже необычайно синие глаза некроманта подобной перспективы не стоят.



Таня Гуркало

Отредактировано: 12.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться