Неведомое

Размер шрифта: - +

Белый призрак

Кадровый состав

День клонился к вечеру, а они всё шли и шли по извилистым лесным тропкам, которых в лесу – невесть сколько… Поход был двухдневный (25+25 = 50 километров), рюкзак всё сильней оттягивал плечи, но Варе было хорошо. Просто здорово! На ногах у неё лёгкие и удобные кеды, в которых – идти да радоваться… Варя так и делала – шла, пружинисто ступая по мягкой, «неубитой» тропе и по-детски радовалась – всему, что встречала на пути.

Группа из восьми человек (семь голов, сам-восьмой, по определению Сашки Самолётова, который вёл группу, совмещая «ставки» руководителя и кашевара) шла по сосновому лесу, наискось прошитому солнечными лучами, словно золотыми нитями. Лучи были почти горизонтальными – Варя никогда такого не видела! Высоченные мачтовые сосны обступали тропу с обеих сторон, заходящее солнце окрашивало их прямые как корабельные мачты стволы в розовый цвет, и Варе казалось, что сосны светятся изнутри, словно огромные светильники.

Разумеется, это были волшебные светильники! Солнце скоро сядет, наступит ночь, а они будут идти по бесконечной дороге среди светящихся сосен… Мечты, к счастью, так и останутся мечтами: скоро они разобьют лагерь. Впереди у них длинный летний вечер, вкусный ужин (всякая приготовленная на костре еда необыкновенно вкусная – после целого дня пути), а после ужина Визбор под гитару…

Варя шла и радовалась, завидуя самой себе. Густо усыпанная прошлогодней хвоей тропинка пружинила под ногами, и по ней так легко было шагать! «Вот бы так идти и идти!» - думала Варя, и они – всё шли и шли по нескончаемой лесной тропе… Давно уже! Пожалуй, слишком давно. Как сошли с поезда, так и шли с самого утра. Остановились на полчаса на обед, наскоро перекусили бутербродами и, запив их чаем из термоса, снова двинулись в путь.

И весь день Варя радовалась – тому, что её пригласили в необъявленный поход (поход для своих, но приглашают далеко не всех «своих», а Варю пригласили!). Что впереди идёт её подруга Люба. Что в группе их всего восемь, и все давно друг друга знают, и вместе им – хорошо. Что погода солнечная. Что сосны – мачтовые!  Что солнце заходит…

Пока Варя мечтала на ходу, в лесу заметно потемнело и наступили сумерки. Значит, уже скоро будет привал, и можно сбросить с плеч тяжелый рюкзак! Они поставят палатки, разожгут костёр, сходят к роднику за водой (Саша обещал – родник), наберут в лесу земляники (Саша обещал, что будет земляника!).

Предвкушая удовольствия этого вечера, Варя даже засмеялась тихонько – от переполнявшего её восторга. А ещё оттого, что с ними Сашин закадычный друг Костя, о котором Саша так много рассказывал и которого она никогда не видела. А сегодня увидела! И он её – увидел. Варе понравился этот простой, добродушный парень с весёлыми глазами, в которых читалась жажда приключений. В этом они с Варей были похожи. То есть это Варя думала, что похожи.

Костя вёл себя так, словно был давно со всеми знаком (и как это у него получалось?) и не отходил от Саши ни на шаг. Всю дорогу они шли плечом к плечу, даже если тропка попадалась узкая, и всю дорогу говорили, говорили, говорили… «Наверное, не виделись давно» - думала Варя. И вдруг услышала (впрочем, услышала не сразу, она ведь была в своих мечтах, в волшебном розовом лесу…) нетерпеливый Костин голос: «Саш, ты давай уже, определяйся – с направлением. А то мы второй час туда-сюда ходим, у девчонок уже истерика начинается».

О чём это он? – Варя наморщила лоб. Вроде ничего не случилось – такого, всё как всегда: устали, но молчат, темп держат, идут довольно бодро… Только разговоры почему-то стихли. Все давно уже молчат! – дошло наконец до Вари.

- Это у кого истерика? – с интересом спросила Варя.

- Да у тебя! Ты же ни с того ни с сего хохочешь-заливаешься, а не я, - невозмутимо ответил Костя.

_Да я так просто… Лес красивый! И сосны как свечи, - объяснила Варя. Теперь «истерика» охватила, так сказать, весь «кадровый состав»: народ радостно заржал. Варя смутилась и замолчала. Оказывается, пока Варя любовалась красотами соснового леса, они всей дружной группой заблудились! И добрых два часа кружили по лесу, сворачивая то в одну, то в другую сторону. Забегая вперёд, скажу, что когда нашли наконец прошлогодний бивак и разбили лагерь, Саша при всех похвалил Варю за проявленное «в аховой ситуации» мужество и олимпийское спокойствие.

- Да я не знала, что мы заблудились, я просто шла, ничего не делала – пробормотала смущённая Варя, зардевшись от неожиданной похвалы, и Саша развёл руками в молчаливом жесте – под общий смех…

Но всё это было потом. А пока они кружили по лесным извилистым тропкам, уже не чувствуя под собой ног, пока не вышли на опушку, где кончался лес. Перед ними простиралось поле, а посреди поля одиноко стоял проржавевший до дыр, брошенный грузовик. Саша обрадовался так, словно увидел новенький КАМаз с шофёром.

- Во! Машина!! Теперь порядок! - ликовал Саша.

- Теперь доедем! – схохмил Костя, и все покатились со смеху, хотя устали так, что сил не было смеяться.

Варя подумала, что Сашка сошёл с ума, но к счастью, ошиблась. Саша вовсе не думал сходить с ума. А радовался потому, что увидев старую колымагу, он узнал это место и, так сказать, сориентировался на местности. Как оказалось, они почти пришли! До бивака оставалось  каких-нибудь 300 метров. Эти триста метров группа прошла «в ритме танго» - по выражению Валерки. Ноги заплетались и норовили шагнуть в сторону, не подчиняясь уже приказам «сверху» (мы шли и сами удивлялись, что идём…)

Наконец взорам «усталых путников» открылась уютная полянка со старым кострищем, а главное – с заготовленными кем-то дровами, аккуратно поставленными «на попа» у соснового ствола.



Ирина Верехтина

Отредактировано: 19.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться