Neverland

Размер шрифта: - +

Глава 5.Она плачет из-за новостей и другие 50 фактов

Я так-то люблю свой город, хотя и ворчу иногда. Питер – как вино. Если тебе хорошо, он делает твое состояние еще позитивнее. А если тебе плохо, то наоборот. У меня тут персонажи знакомые есть. Ну, знаете, такие, которых встречаешь время от времени, когда слоняешься по городу и смотришь по сторонам. Один мужик, как не пойду, стоит у своего магазина одежды в центре города и курит. И курит. Сколько раз видел, столько раз стоял и курил. Он похож на игрока в гольф, а его лысина – на мяч для этого самого гольфа. Еще у него такие очки в тонкой оправе, как у умных чуваков, у которых берут интервью на канале РБК.  Иногда он стоит в красных шортах, и тогда  я представляю, что он вернулся с велосипедной прогулки.

Иногда вижу старушку с маленькой светлой собачкой на поводке. Я в породах не разбираюсь, но она совсем маленькая. На самом деле я маленьких собак не очень люблю. И вообще собак не люблю. Но дело не в этом, а в том, что у этой собаки только три лапки. Когда я увидел, как она бежит на этих трех лапках, я оторваться не мог.  Это было очень пронзительно. Старая женщина, дети которой, наверняка, разъехались, держит на поводке эти три лапки. Они и сын ей, и дочь, и муж. А сама старушка - как четвертая лапка этой самой собачки с большими ушами и черным носом. Они как бы одно целое. Если бы я делал памятники, я бы такой и сделал – женщина и собачка на трех ножках.

Еще один мой персонаж – это пампушка Маришка. Или как ее назвать. В общем, она работает в кондитерской на Невском. Такой маленький магазинчик, который предчувствуешь заранее по запаху. Один раз я зашел купить себе слойку с сыром и даже спросил ее, почему от других кондитерских не пахнет, а этот запах чувствуешь задолго до дверей. Она начала говорить, что просто у них дверь открыта. Но меня-то не проведешь – у других тоже открыто, но не пахнет. Наверное, она не хотела открывать свой секрет.

Последнее время  в городе вообще стали происходить странные вещи. Сначала мне было смешно, но потом я понял, что здесь что-то не так. Как-то я шел по одному из главных проспектов и услышал странный звук. Пугающий. Чем-то похожий на сирену скорой или пожарной машины. Я стал огладываться, но ничего такого не заметил. Случайно я наткнулся взглядом на дом. Там из окна балкона торчал мужчина  в белой майке – и это именно он издавал такой звук. Было видно, что в соседней комнате кто-то смотрит телевизор. На балконе через один стояла женщина и грызла семечки. А он орал. Когда я шел обратно той же дорогой, он все так же орал. Это было невыносимо, но видимо соседи уже смирились. От этого становилось как-то не по себе. Тем более, что Макс рассказал, как видел нечто подобное недалеко  от своего дома. Может быть, не хватает средств на содержание в учреждениях? Или что происходит? Кто-нибудь мне может объяснить? Это же все не спроста. Нет, мир определенно сходит с ума. Вот не хотел бы я так закончить свою старость. В майке, кричащим сиренным голосом из окна. И чтобы всем было все равно. Они бы грызли семечки и смотрели телевизор, пока  я там надрывался. Лысый и вонючий.

И вот сегодня я шел по городу и никого из них не видел. А я всегда считал, что если я кого-то встречу из них, то день будет хорошим. Но сегодня я надеялся увидеть Женю. Расскажу ей про фильм. Сценарий такой. Один парень решил понять, как его представляют другие и от третьего лица берет о себе интервью у своих знакомых, в том числе и у девушки, которую он тайно любит. И я должен ее уговорить. Иногда у Макса бывают хорошие идеи.

Когда мы встретились с Женей, то она была заплаканная. Меня это насторожило. Видит меня второй раз и снова плачет. Да что такое. Мне когда-нибудь повезет с девушками или нет?

- Что с тобой, Жень? - осторожно начал я.

- Я боюсь свиного гриппа. Представляешь, вдруг мы все умрем. А я не хочу умирать такой молодой. Уже много умерло!!! Он уже и у нас в стране есть даже! - и она снова разрыдалась. Она реально сумасшедшая.

Я пытался ее успокоить, но просто не знал, что сказать. Оказывается, она полдня читала всякие ужасы про свиной грипп и теперь была просто убеждена, что скоро конец света. А я тут со своим фильмом. Вот идиот. Чувствовал себя по-дурацки. Наверное, я выглядел так же идиотски, когда плакал из-за Майкла. Но она-то девочка. Им, как говорят, можно.

Я не мог поверить, что в 17 лет человек может заплакать из-за новостей. Нет, она точно какая-то не такая. Мне даже стало немного страшно. Я стал представлять, если она из-за этого так вот, то что будет, если случится чего серьезнее. Но мне почему-то эта наивность нравилась. Вообще, одна из главных функций мужчины –  спасать женщин от наивности. И я хотел спасти Женю.

Тогда я не знал, люблю ли я Женю, но понимал, что такого я еще не видел. Конечно, она такая, потому что молчала несколько лет, все дела. Но не только в этом дело. Мне, например, нравилось, как часто она говорила «не знаю». Мне сразу вспомнилась одна девочка из нашего двора,  с которой абсолютно все хотели общаться и дружить. Я никак не мог понять, почему. Но со временем до меня дошло. В ней было таинство и выражалось оно в следующем. На любой вопрос или предложение она отвечала «не знаю».
 

- ты выйдешь сегодня гулять?
- я не знаю
- ты придешь на день рождения?
- не знаю, если получится
- ты завтра в школу придешь?
- не знаю

Получалась такая шарада. Каждый раз ты ждал, какой будет исход. Это такая игра с одним неизвестным.

Меня поразил вот этот переход – она совсем скоро начала смеяться. Перемена настроений. Я рассказал ей про фильм, и она сначала сказала «не знаю», но потом отказалась. Наверное, я не умею уговаривать. Но она сказала, что это не для нее. Видимо у Жени нет нереализованных актерских амбиций. Мы с Максом хотели послать фильм на один фестиваль. Ну, ничего, найдем кого-нибудь еще.



Гала Строфф

Отредактировано: 08.08.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: