Neverland

Размер шрифта: - +

Глава 8. Винни-пух становится Дон Жуаном

В 13 лет я надевал разные носки, чтобы выпендриться. В 16 лет я надеваю разные носки, потому что не могу найти в доме два одинаковых. Я собирался на рыбалку с дядей Ромой и смотрел евроньюс. Там говорят, какой-то пятилетний мальчик из Швеции написал письмо премьер-министру страны и попросил его запретить продавать конфеты, потому что он тратит на сладости все свои деньги. Молодец, мальчуган, наш человек. Тоже что ли куда нибудь в ООН написать, чтобы запретили одиноким мамам искусственными способами делать из сыновей мужиков. Как меня уже достали все эти рыбалки с дядями ромами и прочая лабуда. 

Дядя Рома, как всегда, пришел вовремя. Только в этот раз он был какой-то грустный и явно не в духе. Хотя, он сказал, что он в порядке, просто не выспался. Вот это да. А я–то думал, он встает и ложится по режиму.

На причале было немного холодно, хотя  в основном только ногам, потому что я свесил их почти до воды. Рыбу мне ловить почти не хотелось, тем более что я все равно ее отпускал. Я делал вид, что занимаюсь рыбалкой, а сам мечтал о Жене. Мне даже захотелось рассказать о ней Роме, но я сдержался. Я попытался представить, что мы с Женей начнем постоянно встречаться. При этом слово «постоянно» не выходило у меня из головы. В конце концов, я до того додумался, что стал сравнивать это слово со словом «стоять», и оно начало мне не нравится. И оно уже совсем мне разонравилось, когда я посмотрел на озеро и вспомнил словосочетание «стоячая вода».

- Саш, ну-ка иди сюда, - вдруг окликнул меня винни-пух.

Я обернулся, и то, что я увидел, меня удивило. Прилежный дядя рома, который никогда с ним вместе курить не разрешал, расставил на одеяле пластиковые стаканы, поставил на траву бутылку вина и разложил закуски.

- Дядя Ром, вы чего? Что за праздник? – я даже не знал, что ему сказать.

- Да так просто, Саш, посидим, поговорим, отдохнуть хочется.

- О, это я только за, дядя Ром. Хотя и не ожидал, что вы так вот можете.

- Как – так?

- Ну …ты все время такой правильный. Как бы это сказать. Строгий что ли. Ну, то есть. У тебя все как-то по распорядку, понимаешь?

Винни-пух рассмеялся, хотя было видно, что ему не смешно.

- Ты в чем-то прав, Сашка, - начал он, разрезая походным ножом фольгу у бутылки. – Я всю жизнь вел себя правильно. Мне даже казалось, что так легче жить. Для меня это как-то естественно. А теперь вот даже не знаю. Все наперекосяк пошло, – он налил в пластиковый стакан красного вина и протянул его мне.

- Что наперекосяк? – никогда не думал, что у Ромы может быть что-то наперекосяк. Разве что, его клетчатая рубашка все время торчала из-под ремня.

- Я вот как раз хотел поговорить с тобой. Как мужчина с мужчиной, так сказать. Фиг с ней с этой рыбалкой, не до нее мне сейчас, - он залпом выпил вино. – Любовница, у меня, Сашка, вот что.

Он смотрел на меня, ожидая какой-то реакции, но я был шокирован и даже не знал, что ему ответить.

- Как любовница? – тупо спросил я, поставив недопитое вино на одеяло, стакан упал, и оно медленно пролилось.

- Ну, вот так. Когда-нибудь ты это поймешь. У меня жена. Две дочери. И так день за днем. Каждый день я хожу на работу. По вечерам мы ходим гулять с собакой. В выходные ездим на дачу или шашлыки с друзьями делаем. А потом тебе вдруг 50. Я люблю детей, очень. Поэтому я и не могу решиться уйти из семьи, понимаешь? Таня хорошая жена, но у меня к ней больше ничего не осталось. Есть благодарность за детей, за молодость.

- И давно у вас..ну это…любовница?

- Полгода.

- Ого, и вы все это время скрывали?!

- Да, но в том-то и дело, что  я больше не могу. Я… хотел спросить у тебя, ну узнать. Я совсем уже запутался. – Рома быстро запьянел, слова его стали как залежавшееся на подоконнике яблоко – мягкие и дурно пахнущие. – В общем, я не знаю, как сказать дочерям. Я хотел спросить у тебя, как это лучше сделать. Говорить, что у меня другая женщина, или что папа просто надолго уезжает, но будет приезжать их навещать. Как они воспримут? А вдруг они меня вообще возненавидят и не захотят видеть?!

Его лицо все больше краснело, а у меня в голове была полная неразбериха. Значит, это маман доверяет учить меня мужественности чуваку, который двух слов связать не может. Изменяет жене. Трусит и не может признаться Тане во всем. И он еще меня чему-то учит. Все эти его рыбалки, опарыши, понятия о настоящих мужиках. Но в то же время мне было его ужасно жаль. Он выглядел очень плохо и совсем растерялся. По ходу, он тоже из ряда размазней, что и мой отец, и я сам. Был бы мужиком, сказал бы все жене, и уже бы все улеглось. Ну, с кем не бывает? Любовь – штука непредсказуемая. А у него смелости даже на это не хватает.

- Ну, что скажешь? – он уже открывал вторую бутылку.- Ты только матери своей не говори, а.

- Дядя Ром, по-моему, тебе хватит пить-то, - но он не слушал и наливал новый стакан.

– Я думаю, надо вам тете Тане все рассказать.

- Я пытался несколько раз, но все не выходило. Понимаешь, она даже подумать не может, что я на такое способен! Она думает, у нее идеальный муж. А подруги ее – это что-то! Они все время меня в пример ставят. И вот такой образцовый старый хрыч вдруг заводит любовницу.

- Ты ее любишь?

- Кого, Таню?

- Да не Таню, а любовницу эту?

- Да вот именно что люблю. Ты бы ее видел.

- Молодая, наверное.

- 30 лет.

- Ооо, да у тебя Ром, седина в бороду, бес в ребро, как я посмотрю…

- Нет, ты мне скажи. Что мне делать с детьми? Я почему тебя спрашиваю. Ты же почти через это прошел. Когда вас отец бросил. Ты как бы хотел, чтобы он тебе сказал: что он просто уезжает или чтобы он сказал правду про другую женщину, например?



Гала Строфф

Отредактировано: 08.08.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: