Neverland

Размер шрифта: - +

Глава 9. Надо писать письмо отцу

Маме я решил пока ничего не говорить. В конце концов, это не мое дело. Хотя, несколько раз еле сдержался, когда она после моего возвращения с рыбалки в очередной раз ставила  в пример дядю Рому.

Я решил  сходить к психотерапевту еще раз. Мне нужно было с кем-то поговорить. Макс уехал, а вываливать все это на Женю было бы лишним. У нее и так тараканов  в голове полно. Когда я уже собирался уходить, к нам как само собой разумеющееся ворвалась Нателл. Странно, что маман ей еще ключи не дает. Она притащила какой-то новый диск по йоге, и я подумал, хорошо, что я этого не увижу. Однако это не помешало ей достать из сумки пакет какого-то печенья. Пока маман была в ванной, верблюдиха поставила греть чайник и стала развязывать пакет. У нее это не получалось, и она начала нервничать.

- Саш, развяжи, пожалуйста, - сказала она, рассматривая свой погнутый ноготь с алым цветом. - Опять порвал, - возмутилась она, но быстро забыла о моей подлости, так как тут же надкусила печенье.

Психотерапевт уже меня ждал и даже заулыбался, когда я зашел. Я просто не мог сдерживаться и выпалил ему все – и про свои навязчивые страхи повторить отцовскую судьбу, и про дядю Рому, и про Женю – вообще про все. Он кивал головой и задавал наводящие вопросы. Особенно его интересовала тема, не разрешила ли мне мама все-таки поговорить с отцом. Я сказал, что нет. Тогда он предложил мне написать письмо отцу. Просто воображаемое письмо, где должно быть все, что я хотел бы ему сказать.

- А зачем это? - насторожился я.

- Это поможет мне понять, что с тобой происходит. Давай ты подумаешь, напишешь и придешь ко мне еще раз. Пиши просто все, что приходит тебе в голову. Представь, что отец  это прочитает, и не бойся высказывать все, что ты думаешь, хорошо? – в его глазах было какое-то отцовское одобрение. Хотя откуда мне знать, что такое отцовское одобрение.

Еще Одуванчик сказал сделать мне табличку. Слева – что я сделал, что у меня получилось достичь, справа – что я не сделал, в чем я лузер.

Он дал мне на это неделю, и я ушел.

Я пошел посидеть в парке, где катаются велосипедисты около моего дома. Сегодня там был Наруто, и от этого мне стало как-то особенно радостно. Мне казалось, что если он здесь катается, значит все спокойно и хорошо. Я даже иногда нервничал, если не находил его в объективе своего Никона, когда прицеливался из окна своей комнаты. Я бы очень хотел  с ним познакомиться, но не знал как. Выделывать на велике такие трюки мне врач запретил, а просто так подходить и навязывать себя мне не хотелось.

Мне стало грустно. Очень грустно. Я решил написать смску Жене и позвал ее в парк. Она пришла довольно быстро, и я рассказал ей про Наруто и все эти дела. Потом не выдержал и рассказал про дядю Рому. Женя сказала, что у меня наивные представления о мире. Она старше меня, и, наверное, знает, о чем говорит. Вообще, девчонки рано взрослеют, поэтому стоит к ней прислушаться.

Я сказал Жене, что боюсь повторить судьбу своего отца, но она говорит, что это нормально. И что у нее есть загоны и похуже.

- Это какие? – насторожился я.

- Ну, это долгая история. Так ты точно подумаешь, что я совсем сумасшедшая, - она заулыбалась, и мне стало казаться, что все хорошо.

- Давай рассказывай. Мы друг друга стоим.

- Не знаю. Ну…Нет, ты точно подумаешь, что я шиза!

- Женька, я сам такой, давай уже говори!

- В общем. У меня какое-то неправильное восприятие людей. Не знаю. Я даже к психиатру ходила с этим недавно, но пока так и не могу от этого избавиться.

- Какое неправильное? В чем это проявляется?

- Ну, например, иду я с салюта, впереди и сзади-толпы. Все идут и улыбаются, пьют, везде бутылки. Я тоже иду, шучу с подругой. И вот слева навстречу мужчина. Он везет в гору тележку. Знаешь, для хот-догов такую или сувениры на ней на празднике продавали. Я сразу начинаю думать, как мне его жалко. Что вот все идут с праздника, а он тащит эту долбанную тележку, и никто не замечает его труда. И что у него семья, наверное, и одежда провоняла сосисками этими вонючими. И в итоге я придумываю целую судьбу этого дядьки со всеми подробностями и чуть ли не слезами на глазах. Или вот зима. Иду откуда-то, не помню, темно уже. Нормальные люди готовятся ко сну, и вот выползает из-за угла-на тракторе мужик и чистит дороги! Один во всем центре – это невозможно просто как жалко его становится!!! И тут же я начинаю всю оставшуюся дорогу до дома думать, что его бросила жена, и он остался один с ребенком. А еще ему приходится и по ночам в холод работать. Его не посылают, а других-посылают. А так как жена сбежала с любовником – о да, это несомненно так – то ему приходится возить по ночам ребенка с собой. Он стелет ему какую-то старую фуфайку прямо в тракторе, и тот спит. Когда он спит, а папа ездит на тракторе по центру, лучи фонарей скользят по его лицу – я даже это не забываю придумать! А утром уставший тракторист отвозит ребенка на тракторе в школу, а мальчик боится выходить при всех, потому что всех папы на машинах привозят, а его блин на тракторе этом старом советском!!! Потом я несколько раз видела эту же картину – и мне казалось, что это именно тот тракторист едет со своим сынишкой и думает о бросившей его жене. И так – постоянно. Что?! Что ты смеешься, Саш?!

- Прости. Я просто думаю, какие мы с тобой психи. Это офигеть просто, что у нас в голове, - я не могу остановить смех, и у меня даже глаза начали слезиться. Женя тоже засмеялась. Но потом замолчала и продолжила.

- Понимаешь, я часто не могу просто наслаждаться моментом. Я начинаю чувствовать все, что происходит вокруг. Не знаю. Какие люди, какая у них кожа, какая история. При том, не факт, что у них именно такая история. Мне кажется, я шизанусь так скоро или уже дано свихнулась, - она снова заулыбалась и стала чем-то похожа на Одри Хепберн.



Гала Строфф

Отредактировано: 08.08.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: