Neverland

Размер шрифта: - +

Глава 14. Дальше будет хуже?

Отец отправился к своим родственникам (жить у нас мама ему, естественно не позволила), а  я пошел к Жене. Она уже проснулась, и мне  хотелось скорее окунуться  в нее. Когда я рассказывал, что произошло утром, то не выдержал и заплакал. Мы сидели на подоконнике, и она меня обнимала, гладила по голове.  Мне очень нравилось, как ее руки дотрагивались до моих волос. Мне снова захотелось, чтобы так было всегда. Потом я даже попросил ее помыть мне голову, после чего мне стало намного легче.

- Расскажи мне про себя, - попросил я ее. – Ты теперь столько обо мне знаешь. А я так мало. Ну, кроме того, что ты молчунья такая была.

Женя молча встала и направилась к шкафу. Она достала фотоальбом и достала одну фотографию.

На ней была маленькая девочка в платье с картинкой, на которой изображена рыбка.

- Я рыбка, - улыбнулась она мне, и  я подумал, что действительно, она и есть рыбка. Красивая и умная.

- Это моя первая фотография, - сказала она. – Тогда я еще не была напугана воспитательницей, но платье с рыбкой уже было.

Я рассматривал ее лицо, и все больше убеждался в том, что оно идеально. С ее ресниц немого осыпалась тушь, и подумал, что когда буду много зарабатывать, у Жени будет самая лучшая тушь. Вообще,  она не пользовалась косметикой, только иногда ресницы красила, и мне это нравилось. Когда мы целовались, то не было никакого лишнего привкуса, за которым можно что-то спрятать.

Еще мне нравилось, что она не любит ходить по магазинам. Как-то мы пошли покупать ей джинсы. Я удивился, насколько она не любит мерить вещи. Она просто это ненавидела. Я-то привык ходить с Дашей и другими девчонками. Так они мерили все часа по три. А тут такое дело.

Мы так сблизились с Женей в последнее время, что я уже не только не стеснялся плакать у нее на плече, но и говорить все, что я думаю. Есть такие люди, которым ты можешь оставить квартиру, когда куда-то уезжаешь. Я бы Жене оставил не только квартиру, но и всю свою жизнь.

Я знал, когда  у нее месячные. Иногда она про них забывала, а я напоминал, что ей надо купить прокладки. Она даже шутила, что мы с ней как подружки.

Когда  я вернулся домой, мама пила мартини и смотрела какую-то ерунду по телеку.

- А, пришел, предатель, - встретила она меня немного запутывающимся уже голосом. Она так и сидела в том же халате и в той же пижаме. Разве что волосы были собраны в хвост.

- Мам, ты как?

- Держите меня семеро! Как я еще могу быть?!

- По-моему, тебе хватит уже, - я вырвал из ее рук бутылку мартини.

- Ну, конечно! – она пыталась вырвать бутылку, и немного мартини пролилось на диван и ковер. – Ну? Что наговорил тебе этот размазня?

- Да так, поговорили. Ничего особенного.

- Ты так и не скажешь мне, о чем вы говорили?

- О прошлом. О вас. Как все было, - я думал, говорить маме или нет о предложении отца по поводу академии.

- Конечно, он во всем обвинял меня. Представляю,  то он там наговорил!

- Мам, перестань. Никого он не обвинял. Просто прошла любовь и все.

- Прошла любовь?! – мама даже встала. – Прошла любовь?! Как делать детей любовь у него не проходит! Размазня! Ненавижу!

- Мам, ну ты ведь тоже давно его не любишь.

- Сейчас да, а тогда-то любила! Вот дура-то была!

Я подошел и обнял ее. Она была небольшого роста и еле доходила мне до плеча. Майка моя постепенно становилась мокрой, а слезы были какими-то горячими.

Я уложил ее спать и накрыл пледом.

Ночью я несколько часов просидел на балконе и думал, что не хотел бы, чтобы история с Женей закончилась так же. Кажется, стало более менее понятным, чего именно я боюсь. Испортить жизнь этой рыбке. И что она перестанет доверять другим мужчинам. Никому не позволит больше свою спину целовать. Потом я включил новый альбом Placebo, который давно скачал, но не было времени послушать. Честно говоря, он меня особо не порадовал. Это уже признаки старости? Что качаешь альбомы любимых групп,  а они не радуют.

У меня уже есть и другие признаки старости.

Я больше не путешествую автостопом.

Когда Макс зовет меня на рок-концерт, я говорю что скорее всего приду, а сам не прихожу.

Я все чаще наблюдаю, а не участвую

Я начал ворчать по пустякам.

У меня после катания на велике или роликах на следующий день болит спина.

У меня по ночам начались судороги на ногах.

Бабушка не кладет мне в карман конфет на дорожку.

Я думаю о том, на что буду жить на пенсии.

Иногда я хочу детей.

Когда я слушаю старые забытые песни, то мне больше нравится ощущение не от них самих, а мое состояние ностальгии по тем временам, когда я слушал эти песни.

Я просто балдею от песни битлов When I'm Syxty-Four. Дальше будет только хуже или как?

 



Гала Строфф

Отредактировано: 08.08.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: