Neverland

Font size: - +

Глава 15. Жаркий сухой ветер

- У нас с тобой ни просто ни какой личной жизни, у нас она отрицательная, - услышал я с утра мамины слова, когда вышел из комнаты и увидел маман с Нателл на кухне.

- А, - усмехнулась мама и встала меня обнять. – Вот и блудный сын. Ты полюбуйся на него, Нателл, и как ни в чем не бывало! А! Растишь-растишь детей, а потом – раз и к папеньке, которому до него дела не было!

Мама говорила  с юмором, но мне почему-то все равно было неприятно это слышать. Мне показалось, что отец  и, правда, раскаялся, когда вчера говорил со мной. Все-таки, нам нужно поговорить втроем, а то это никогда не кончится.

- Мам, не говори так о папе!

- Саш, не смеши меня. Какой он тебе отец?! Какой?! Да тебе дядя Рома и то больше отец, чем этот музыкант! – она снова вошла в раж, Нателл уже насторожилась и не знала, как нас остановить.

-  Дядя Рома? – я улыбнулся, понимая, что не должен этого делать, но уже не мог остановиться. – А ты знаешь, кто такой дядя Рома?

- В смысле?

- Дядя Рома твой сам трахальщик еще тот!!! – ну вот, кажется, я сболтнул лишка.

- Что? Что ты сказал? Да как тебе не стыдно?!

Я все рассказал маман, потому что уже не мог держать это в себе. Я высказал, что не того человека она нашла мне для примера. Хотя в принципе, она не виновата, что он не оправдал ее доверия. На самом деле люди даже не представляют, что о них думают другие, пока не случаются такие вещи. Мы все находимся в каких-то иллюзорных представлениях. Как будто от того, что мама будет думать, что дядя Рома хороший, он на самом деле станет хорошим. Сила внушения здесь не работает. 

Иногда я женщин все-таки не понимаю. Я понял, что они какие-то странные еще тогда, когда мы с ребятами несколько лет назад провели опрос среди наших мам. Показали им фотки всяких рок-музыкантов и сказали назвать самого красивого. Там были Джон Леннон, Курт, Ник Кейв, Пол Маккартни, чувак из Ганзов, Тайлер и Мик Джаггер. Так вот, большинство наших мам выбрали Мика Джаггера. Я, конечно, понимаю, что попка  у него ничего так. Но мы же лицо показывали.

Я не мог больше находиться в этой женской компании и позвонил Максу. Он заехал за мной на байке и зашел поздороваться с маман. Она что-то невнятное сказала в ответ, а Нателл посмотрела на Макса с презрением. Мне кажется, она в втайне его хотела и говорила маман, что он плохой, чтобы постепенно наложить на него свои верблюжьи лапы. Надо почаще с Максом встречаться. Он хотя бы знает, что такое хард-рок кафе и бреется.

Маман постоянно говорит мне: ты посмотри на того. А на того посмотри. Он в твоем возрасте уже и так далее. Меня раздражают такие сравнения. Почему она не видит, что я хорошо рисую, и уже добился успехов, пусть пока и маленьких. Наверное, пока я не покажу ей контракт на миллион по оформлению какого-нибудь бренда, она так и будет продолжать.

Я решил, что если уж и сравнивать себя с кем-то, хотя это вообще глупая затея, то с Максом. Максу 30, и у него уже так много есть. То есть, наверное, это немного по меркам нормальных людей. Но я не думаю, что смогу столько достигнуть к своим 30.

Максу 30, и он:

Ездит на харлее.

Знает мужские принципы.

Носит тату.

Знает, как надо обращаться с девушками.

Уверен, что может сделать кого-то счастливым.

Уважаем в хард-рок кафе.

Любит битлз.

Работает на радио.

Ведет колонку в журнале.

Живет в отдельной квартире.

Ездит по всему миру.

Курит трубку.

Умеет готовить.

Может отличить хорошую девушку от очень хорошей.

Посылает деньги своим родителям.

Не киснет.

Мне 16, и я:

Размазня.

У меня есть девушка, но я боюсь испортить ей жизнь, поэтому веду себя как трус. Да я и есть трус.

Курю тонкие сигареты.

К 30 планирую возненавидеть битлз.

Нет нормальной работы.

Не посылаю родителям деньги, а беру деньги у маман, а папа у меня вообще не пойми где.

Умею рисовать, но мало что делаю, чтобы меня заметили.

У меня есть велосипед, но он стоит на балконе, потому что я боюсь кататься снова после той травмы.

Меня раздражает Наруто, потому что он молодой, красивый, и все девчонки его любят.

Поэтому  я его фотографирую. Как образец.

Я ушлепок.

Сегодня слышал, что Майкла Джексона так и не похоронили. Значит, может, детство еще не кончилось. Может, у меня есть шанс. Купить майку с глупой рожей кролика из Алисы в стране чудес и не рыпаться.

Макс сказал, что я не по-мужски поступил, когда рассказал маман про Рому. Я это понимаю, но ничего тогда поделать не мог. Просто мама думает, что есть идеальные люди, а есть плохие. А такого не бывает. В каждом есть хоть немного перчика, и сахарной ваты. Если бы человек состоял только из одного или другого, на это невозможно было бы смотреть. А мы же смотрим друг на друга. Общаемся. Ходим друг к другу  в гости. Значит, дело еще не так плохо в этом мире.

С Максом я хотел обсудить несколько тем. Конечно, отец и мама – это понятно. Но меня еще волновала Женя. Я никак не мог решить, осилю ли я ее. Ей нужен сильный мужчина. Действительно сильный. А я тютя какой-то.

Может, мне с ней просто дружить. Я вообще не понимаю, почему люди решили, что любовь важнее. Какая разница, как это называть, если тебе хорошо с человеком, и вы дружите. А то носятся все с этой любовью, как будто она панацея от всего. Если секс назвать «занятия любовью», то он от этого любовью не становится. А если близкие отношения назвать дружбой, а не любовью, то они тоже от этого хуже не становятся. Конечно, любовь стало каким-то статусным словом. Истерлось слово и стало похоже на ненастоящие истертые джинсы, которых навалом в магазинах. Когда кто-то нетерпеливый хочет выглядеть круто и покупает готовые дырявые джинсы, это выглядит так же, как когда некоторые начинают встречаться и называют это любовью.



Гала Строфф

#2120 at Young adult
#1148 at Teenage literature
#4073 at Prose
#2137 at Contemporary literature

Edited: 08.08.2015

Add to Library


Complain




Books language: