Неверное пророчество

Размер шрифта: - +

Встреча

История третья

 

Встреча

 

Енек первой вошла в трактир. Обычно люди не сразу разбирались, что перед ними девочка-гном. Крестьянский поношенный плащ скрывал нескладную фигурку, и её принимали за обычную маленькую беженку, потерявшую своих родителей. Таких сейчас, бежавших с той стороны Белой, было много. Следом шла Марианна, она должна была изображать старшую сестру и вести переговоры. Мальчишки оставались на улице, увидев и того, и другого, люди приходили в неистовство – в этот раз не только орки, эльфы тоже выступили против человеческой расы.

Девочки уже не первый раз заходили в прибрежные трактиры и знали, чем рискуют. Но голод - не тетка, и хотя лес, река и маленький эльф не давали пропасть без пищи, однако хлеба они дать не могли. Марианна сразу осмотрелась – ничего слишком опасного. Зал был полупустым, это было плохо, но не смертельно. Когда много народу, просить милостыню легче, всегда найдется жалостливый человек. Лучше всего, когда много женщин, они всегда больше жалеют сирот, чем огрубевшие мужчины.

За большим столом, несмотря на раннее время, гуляла компания. Не понятно, откуда они взялись тут, в этой забытой всеми деревеньке из нескольких изб, где останавливались только баржи, проходившие по реке, да раз в неделю подходило суденышко торговой компании, чтобы забрать засоленную и завяленную рыбу у местных рыбаков и снабдить товаром их, да вышедших специально для этого из лесу лесорубов и смолокуров.

Эти же больше походили на городское отребье. Кичливо одетые в тряпки с чужого плеча, разновозрастные гуляки встречали оскорбительными шутками каждое новое блюдо, словно до этого питались только при дворе, но ели все и съедали без остатка: и уху из разнорыбицы, и жареного карася в сметане, и жареное мясо молодого кабана. Но больше всего они ругали и уничтожали его же не меряно – это самодельный, настоянный на орешках самогон.

Компания была уже изрядно навеселе и, разглядев их, Марианна испытала безотчетный страх. Мужчин за столом было шестеро, и еще двое женщин непонятного возраста, одетых на мужской манер в брюки и сапоги. И так же, как у мужиков, на поясе у них висели ножи. Марианна не знала, кто это, но опасения её были абсолютно правильны – банда Рыжего Пуска была похожа на стаю падальщиков, они нападали только на слабых. В основном они занимались кражами, не гнушаясь ничем, вплоть до того, чтобы снять с веревки вывешенное для просушки белье.

Их давно выдавили из города более сильные банды и «организация», и Рыжий Пуск нашел свою нишу – маленькие деревеньки в лесу и на берегу, небольшие суденышки, приставшие на ночь к берегу или одинокие путники, то есть всех тех, кто не мог дать достойный отпор.

Хозяин этой забегаловки хорошо знал и главаря, и остальных подонков – он не раз скупал у них награбленное, поэтому не обращал внимания на громогласные претензии по поводу качества еды и приказал слугам сегодня обслужить банду так, как они захотят. Зная, что кредитоспособность этих гуляк может быть дутой, он заранее удостоверился в том, что бандиты смогут заплатить. После того как Пуск показал пригоршню монет разного достоинства, хозяин, одноглазый черноволосый мордоворот с обожжённым лицом, по прозвищу Головешка, успокоился и ушел на кухню.

Он, поставленный сюда «организацией» речных контрабандистов, с презрением относился к этой шайке. По той же причине – присутствие за спиной мощной банды, какой, по существу, и являлась «организация», - он не боялся ни беглого убийцу Рыжего Пуска, ни его отребье.

Девочки инстинктивно обошли разгулявшуюся банду и прошли дальше, вглубь полутемного зала. Там сидели всего лишь три человека: два рыбака коротали день до вечерней проверки сетей, да еще один посетитель, что сидел в самом дальнем углу, в сумраке и рассмотреть его было невозможно. Марианна поняла, что сегодня им не повезет, и придется, как и вчера, обойтись одной рыбой, хорошо еще, что в большой деревне, через которую они прошли накануне, они разжились солью, та, что она нашла на пепелище, уже давно кончилась.

Но маленькая Енек, шагавшая впереди, все-таки подошла к перебрасывавшимся редкими фразами рыбакам и, выпростав из-под большого ей плаща ручку, протянула ладошку к столу. Рыбаки - пожилые, загорелые до черноты мужики - поставили кружки и замолчали, разглядывая девочку. Один потянулся в карман, однако ничего не успел достать - в одно мгновенье все изменилось.

От стола гулявших бандитов поднялся один и, шатаясь, направился к девочкам. Невысокий, худой, прыщавый, с бегающими маленькими глазками он оправдывал свое прозвище – Крыса. Бандит не обратил внимания на Енек, а сразу подошел и обнял за плечи Марианну. Глазки масляно заблестели, рот расплылся в слащавой улыбке.

- Ах, какая красивая маленькая девочка, - залепетал он. – Кушать хочешь? Пойдем к нам, я накормлю тебя. И даже выпьешь.

От всего его вида и поведения на девочку повеяло чем-то страшным, она вывернулась из рук Крысы и умоляюще посмотрела на рыбаков. Однако те, бросив взгляды на пьяных бандитов, сделали вид, что ничего не замечают. Тот, что полез в карман, вытащил пустую руку и пробормотал:

- Иди отсюда девочка. Нет у нас ничего.

Прыщавый бандит разозлился, он, уже не улыбаясь, крепко схватил Марианну и прошипел:

- Пошли. Или ножа хочешь?



Баунт

Отредактировано: 17.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться