Невероятно жестокий тиран

Font size: - +

6 глава

6

«Что ты творишь! Ты знаешь каких усилий мне стоило положить тебя на кровать?!» - ругалась Гун И.

Маленький Цзюэ не чувствовал смущения или страха. Мальчик был особенно чувствителен к эмоциям людей. Казалось, что, хотя Гун И и действует враждебно по отношению к нему, но на самом деле она была добрым человеком.

«Спасибо тебе…»

Одежда небрежно висела на Гун Цзюэ. Он смотрел на Гун И слабовольными глазами, как у кролика. Его голос еще не восстановился, отчего он перешел на очень мягкий тон:

«Спасибо… старшая сестра Гун» - сказал ребенок медленно.

Старшая сестра… после того, как она услышала, что ее так назвали, И Мо была удивлена и почувствовала странное чувство выполненного долга.

Она изо всех сил старалась сохранять невозмутимый вид, в то время, как ее внутренний голос взволнованно кричал!

Кто бы мог подумать, что будущий принц, сводный брат, человек из кровавого гарема, и жестокий Регент, назовет бедную Гун И Мо своей старшей сестрой?! Кто бы мог подумать?!

Когда он заметил изменения в ее нраве, Гун Цзюэ не мог понять, почему девушка испытала внезапное удовольствие. Он назвал ее старшей сестрой еще раз, хотя и находил это странным. Он думал, что она милая и красивая, как маленькая лань.

Гун И Мо снова посмотрела на Гун Цзюэ и вдруг осознала, что он еще может пригодиться. Похоже, он не был таким же раздражающим, как и раньше.

«А ты смелый мальчишка!» - Гун И Мо холодно улыбнулась. Когда она уже собралась уходить, раздалось громкое урчание живота. Маленький Цзюэ немного наклонил голову и покраснел. Он смущенно посмотрел на нее.

Еда, которую она дала мне, осталась во дворе. Боюсь, я даже не могу есть ее сейчас…

Из-за того, что еда в Холодном дворце была действительно редкостью, даже если он не был голоден, ему все равно было очень стыдно, за то, что он так растрачивал еду.

Услышав его слова, ее взгляд немного смягчился. Хотя она все еще казалась безэмоциональной, однако снова потянулась к рукаву и достала оттуда предмет.

В комнате было холодно, и уже прошло много времени, с того момента, когда мальчик последний раз ел.

И Мо вздохнула, но подошла к краю кровати. Она достала бутылочку воды, сняла крышку и стала медленно наливать воду в рот ребенка. Это выглядело довольно грубо и неуклюже. Было очевидно, что у нее не было опыта няни.

Мальчик продолжал пить глоток за глотком.

Гун Цзюэ очень сильно хотел пить. В таком тихом особняке было слышно только, как он глотает воду. После того, как И Мо помогла ему утолить жажду, мальчик не мог не смотреть на нее широко раскрытыми глазами, как будто он сомневался, не было ли это сном.

Кончики пальцев девочки были холодными. Хотя она казалась нетерпеливой, ее движения все еще были очень нежными. Каждый раз, когда И Мо подносила бутылку к его рту, кончики ее пальцев дотрагивались до теплых губ Гун Цзюэ. Пальцы были такими мягкими. От каждого прикосновения его сердце слегка дрожало. 

И правда, сестра Гун ведь тоже ребенок.

Но что насчет этого?

Тепло не продлилось долго. Гун И вытерла руки и взглянула на маленького Цзюэ. Увидев, что он хочет говорить, она быстро его остановила.

Она целенаправленно проигнорировала взгляд его чернильных глаз и отвернулась. Гун Цзюэ почувствовал себя беспомощным.

«Не говори» - сказала она. «Проблема с холодным гриппом сейчас по всему дворцу. Здесь я ничем не могу помочь. В будущем… ты должен полагаться на себя»

Одно дело чувствовать жалость и сострадание, но Гун И понимала, что не может быть связана с ним. Человек, который был убийцей в своей предыдущей жизни, был одинок. Ему было суждено быть одному. И ничего с этим не поделать.

Затем она посмотрела на взволнованный вид ребенка. Не обращая внимания, хотел ли мальчик сказать что-нибудь или же нет, И Мо отвернулась и побежала!

Тянущаяся рука Гун Цзюэ внезапно остановилась в воздухе, а рот раскрылся от удивления. Он ничего не мог сказать; он лишь пытался подавить чувство утраты в глубине своего сердца. Печальный взгляд промелькнул на его лице.

Его сестра Гун… Боюсь, чтобы не пострадать, она не хочет связываться с моими проблемами… К сожалению, он так и не узнал ее имени.

Рано утром, Гун И бегала, используя внутреннюю силу, в течении двух часов, чтобы проснуться. Ей было обнаружено, что каждый раз, после использования внутренней энергии, она чувствовала себя отдохнувшей. Наконец то она согрелась после вчерашнего дождя.

Практика Гун И в боевых искусствах в этом мире началась немного поздно, но ее преимущество было в предыдущем опыте. Если она будет ухаживать за своим телом, то сможет восстановить свою прежнюю внутреннюю силу за несколько лет. 

В это время ворота к ее холодному дворцу внезапно распахнулись, и в них вошла сердитая дворцовая женщина. Она грубо поставила на стол коробку с пищевыми контейнерами.

«Ты так долго болела. Еще не умерла?»

В момент, когда эта женщина вошла в дом, И Мо уже лежала на кровати. Она помнила эту дворцовую женщину. Это одна из трех слуг, что ухаживали о ней. Женщина проводила больше времени, заботясь о девочке, нежили другие двое слуг. В любом случае, кто бы хотел присматривать за больной принцессой? Однако, хотя девочка не была любимицей, тот факт, что она смогла выживать последние четыре года был чудом.

Гун И Мо сделала вид, что только проснулась и пристально посмотрела на женщину. Всякий раз, когда эта дама расстраивалась, она приходила в холодный дворец, чтобы выместить свой гнев. Гун И хотела найти предлог, чтобы ее слуги ушли навсегда. Тогда она бы смогла попрактиковаться в боевых искусствах. Сейчас ей лучше использовать все свое актерское мастерство.

Гун И сделала ошеломленный взгляд. Она начала отчаянно кашлять, и как будто, хватать руками воздух, словно от боли. Дворцовая дама боялась болезни, поэтому начала пятиться от отвращения. Внезапно она услышала слабый голос Гун И: «Ааа… Кровь!»



Sara Mikl

Edited: 28.12.2018

Add to Library


Complain