Невероятные приключения Алексея Сотникова

Размер шрифта: - +

Глава 20

  Глава 20.

Юного короля Густава Адольфа подхватили под мышки и поволокли в стан. Крупная победа русских, тем более, удалось пленить такую важную персону, как король. Все были в радостном настроении: разгромили такую армию и почти не понесли урона.

Когда Густав пришел в себя, Скопин-Шуйский пригласил короля в шатер. Густав Адольф был бледен и сильно поражен тем, что оказался в плену. Вдвойне обидно, что его смогла завалить какая-то баба. Впрочем, когда Аленушка появилась в шатре, король нашел ее вполне соблазнительной. Тем более, девушка стоила царственной особе глазки и даже Улыбалась, кокетничала с ним, будто ей хотелось переспать с пленником. Густав не удивился: он юн, смазлив и, главное, – король. Кто же из женщин не хочет близости с королем? Пусть и пленным. Пленного короля можно принудить.

Густав не знал, что это ведьма и она лет на лет на двадцать его старше. Хотя красива и выглядит намного моложе своих лет.

Королю предстояло провести не самые приятные для него переговоры. Скопин-Шуйский через переводчика поставил ультиматум, что мир со Швецией возможен на условиях, если России перейдут Нарва, Ревель, Выборг. Это обеспечит русским удобный выход к Балтийскому морю. Потребовали и выплаты компенсации за разорение земель.

Шведский король печально заметил, что мирный договор должен еще утвердить сенат, который, видимо, не захочет отдавать без боя так много.

Скопин-Шуйский заносчиво парировал:

– Что вам, шведам, будет лучше, если возьмем силой ваши города?! Возьмем непременно! Смотрите, сколько тысяч ваших воинов полегло, а у нас потери минимальны! Мы вполне способны и до Стокгольма дойти! Пускай ваш сенат учтет это!

Король, вспомнив бой, закончившийся такими потерями и его пленением, мягко сказал:

–  Я бы предпочел умеренный мир, чем снова сражаться с вашей армией. Но я теперь военнопленный и, скорее всего, спор о мирном договоре будет вести сенат.

Скопин-Шуйский спросил у короля:

–  А ты как думаешь, кто победит?

  Густав пожал плечами, а за него ответила Аленушка:

–  Глупый вопрос, конечно мы!

Великий князь ответил:

– Ну, я спрашивал не у тебя. А вопрос, конечно, глупый. Тогда другой вопрос тебе: с чего нам начать? С Выборга или Нарвы?

Аленушка сразу же ответила:

–  С Выборга!

Скопин-Шуйский с удивлением спросил:

–  А почему с него? К Нарве ведь отсюда ближе идти.

Девушка-ведьма ответила неожиданно:

–  Потому что мы Нарву при Иване Грозном уже брали, а Выборг еще нет!

Скопин-Шуйский согласился:

– Можно пойти и на Выборг

Аленушка довольно кивнула:

–  Этот город на побережье Балтики мы сходу возьмем! А далее шведам придется потесниться!

По случаю победы Скопин-Шуйский решил в Новгороде устроить знатный пир и представления. Но, чтобы не терять даром времени, отправил к Выборгу Алексея Сотникова. Князь прихватил с собой три полка русских воинов, переодетых под шведов, рассчитывая захватить город сходу и малой силой.

Скопин-Шуйский же остался командовать основными, менее мобильными и быстрыми силами, чтобы прихватить с собой артиллерию и пойти к Нарве, а далее двинуться на Ревель.

Путь предстоял непростой, но Скопин-Шуйский планировал обеспечить русским выход к морю и показать, как брать крепости. А пока можно было отпраздновать легкую победу.

Девушки-служанки разносили пировавшим еду и напитки. Воины устроили шуточное представление: дрались на палках и кулаках. Аленушка тоже приняла участие в забаве и показала себя в кулачном бою первоклассной воительницей, способной уложить мощных бойцов. Она крутилась, словно заводная юла, сбивая солдат с ног.

Скопин-Шуйский сам вышел на ринг намного помахаться с молодыми бойцами.

Впрочем, он и сам молод, только длинная, начавшая седеть борода и бычье телосложение делали его на вид старше реальных лет.

  А потом воевода продолжил трапезу, налег на кабанью голову с соусом. Ел Скопин-Шуйский со смаком и пировал с размахом. Очень нравились ему различного рода восточные приправы. Попробовали и захваченных у шведов вяленых ананасов и бананов. Редкое угощение, которое приятно было запивать трофейными заморскими винами. Скопин-Шуйский много пил, внешне почти не пьянея, широко улыбался и получал массу удовольствия. Вот оно – счастье полководца. Даже нашли и пригласили музыкантов, которые играли на современных инструментах, изготовленных на заводе Сотникова. Музыка лилась задорная, заводная. Все стремились повеселиться от души.

  Скопин-Шуйский хорошо поел и погрузился в сон прямо на столе. Ему снилось, будто он, могучий взрослый мужчина, превратился в полуголого мальчишку, да еще, по-видимому, раба.

Ему что-то втирают, пытаясь взбодрить, но усталость и глухая боль в мышцах все равно давят тягучим удавом. Скопин-Шуйский с тревогой, которая просачивалась через накипь усталости, сказал:

– Ситуация выходит из-под контроля. Вот-вот ворвутся императорские войска, и те, кто останутся жить, позавидует мертвым.

Девушка-рабыня с огненными очень яркими рыжими волосами тихим голосом предложила:

– Тебе надо поесть и отдохнуть в тени.

Взяв за руку, она поволокла Скопина-Шуйского в тень. Ее движения были быстры, а вода с хлебом и большим куском мяса, которые получил мальчишка, были более чем кстати. Оглодавший хлопец ел словно тигр, пожиравший свою добычу. Девушка, стоящая перед ним, была не совсем обычной. Мускулистая и поджарая от постоянной тяжелой работы, на ногах просматривались вены, на крепком прессе прорезались рельефные плиточки. Она была очень гармонична, с идеальной фигурой и даже какой-то неуловимой аристократичностью. В изумрудных глазах горело спокойное достоинство. Звали девушку-рабыню Альбиной.



Алексей Большаков

Отредактировано: 28.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться