Невероятные приключения Алексея Сотникова

Размер шрифта: - +

Глава 34.

  Глава 34.

Дерпт стал очередной жемчужиной в череде российских завоеваний. Там прошли празднества в честь восстановления русской власти. Много было выпито вина и меда.

  Прочие крепости по соседству также принесли присягу на верность русскому царю.

Местное население встречало русских с ликованием. Некоторые латыши и эстонцы записывались в российское ополчение и присоединялись к армии Скопина-Шуйского.

Люди искренне радовались объединению с Россией. А настоящим героем считали Алексея Сотникова, многие падали перед ним на колени, целовали следы его ног.

  Одна из крепостей все же отказалась сдаться и признать русское подданство. В нее ворвался передовой отряд Алексея Сотникова и быстро навел порядок. Людей Сотникова оказалось достаточно, чтобы крепость и её стремительно редеющий гарнизон капитулировали до подхода остальных русских сил.

Алексей, Аленушка и примкнувшая к ним Альбина провели разъяснительную беседу с местным населением, а затем поправили покосившуюся крестьянскую хату.

  После того, как эти земли стали частью Российской империи, в них аннулировались все прежние долги и залоги, а, значит, люди могли вздохнуть свободно. Их радость по поводу смены подданства была искренней. Особенно радовались купцы, которые получили право без проблем торговать в такой огромной державе.

  Но походная жизнь звала к новым победам и приключениям.

Сотников скакал рядом с Аленушкой и Альбиной. Знатная рассказчица Альбина на этот раз попросила Алексея:

–  Расскажи нам какую-нибудь историю. Ведь у тебя богатая боевая биография!

Сотников согласился:

– Вам, красавицы, я поведаю про одно из самых первых своих боевых крещений еще в прежней жизни. Я там спас, девушку красивую!

И князь начал свой правдивый рассказ:

– Был я в Чечне, враждебной тогда нам республике, наполненной боевиками, которые вели с нами войну на уничтожение.

Путь к вероятному местоположению нашего штаба находился за стройкой. Строители, похоже, хотели возвести настоящий дворец, стояло сразу три громадных крана. На одном из них я разглядел двоих снайперов. Они впрочем, легкомысленно резались в карты, уверенные, что крупные силы русских далеко, а мелкими группами никто к ним не сунется. У них была весьма крупная банда.

  Можно было направиться тремя путями. Справа – в обход заправки, слева – в обход стройки или самым коротким путем – напрямую между заправкой и стройкой. Правда, еще надо было проползти по громадной луже, в ней плавало немало мусора, в том числе и бутылок. Там, где было сухо, вздымались кучи шлака и какой-то вывороченной руды.

Я был с напарницей, Юлианой Александровой, симпатичной и отчаянной девушкой-журналисткой.

–  Нет! – решительно сказала Юлиана. –  Ползти через лужу в грязи я не буду.

Понятна брезгливость красавицы.

–  Это безопаснее, под прикрытием куч нас практически не видно, а там снайперы, – показал я из укрытия на мужиков.

–  Тогда ликвидируй этих снайперов! –  Юлиана Александрова сверкнула своими изумрудными глазами.

  Как ликвидируешь с такого расстояния, да еще сразу двоих?

  Я не слишком решительно ответил журналистке, любительнице острых ощущений:

–  Это невозможно!

  Юлиана безнадежно махнула рукой.

А мне хотелось драки. Я, тогда еще совсем молодой офицер, намерен был доказать красавице, что являюсь настоящим мужчиной. Мы выбрали оптимальный, как нам казалось, путь. По-пластунски пресекли лужу, но по пути Юлиана Александрова совершено случайно наткнулась на полную запечатанную бутылку с яркой наклейкой виски. Недолго думая, женщина открыла бутылку и потянула с горла.

Я скривился брезгливой гримасой.

– Ты не беспокойся, бутылка не тронутая, словно из магазина, – сказала Юлиана и протянула бутылку мне.

  На войне многие снимали стресс алкоголем. А я не пил. Вот и тогда отстранился и брезгливо сказал:

–  Не буду хлебать эту мерзость!  Самый смертоносный за всю историю человечества снаряд имеет объем в пол литра, но пробивает любую броню, кроме железного характера!  Нечего себя поганить пойлом.

  Юлиана не стала настаивать, но влила в себя еще сомнительного пойла.

Изрядно промокнув, мы перебрались через лужу и оказались в не просматриваемом снайперами лесочке между заправкой и стройкой. Ветер гнал пыль по потрескавшемуся асфальту с проросшей травой странного лилового цвета, в вечернем небе стали появляться первые звезды, проглядывавшие сквозь пелену быстро набухающих свинцом облаков. Пошел редкий дождик. Сгущающаяся темнота была нашим союзником. Какая-то псина, похожая на бульдога, приближалась к ним.

Я напрягся, готовый метнуть ножик. Но собака, судя по всему, была не сторожевой, а обычной бездомной. Она не собиралась поднимать шум. Видя, что люди здесь ей не рады, собака пометила дерево и побежала дальше. А мы проскользнули мимо вздымавшегося ввысь башенного крана и бетонных плит, готовых к укладке. Глазастая Юлиана обратила внимание, что они сделаны из дорого розового мрамора.

–  Богато живут, черти! – сказала журналистка.

Строящийся особняк выдавал знатное происхождение его владельца. Уже установленные массивные ворота были бронированы и украшены богатым в стиле восточного орнамента узором.

Я агрессивно сплюнул, но почувствовал себя в своей стихии и сказал:

–  Постараемся проползти!

  Я юркнул между створок. Александрова ринулась за мной.

Журналистка смотрелась несколько неуклюже. Конечно, она не босоногая и проворная Аленушка.

В этот момент ударил гранатомет, рвануло рядом с воротами, на наших глазах разлетевшие осколки поцарапали золоченный узор.



Алексей Большаков

Отредактировано: 28.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться