Невероятные приключения Алексея Сотникова

Размер шрифта: - +

Глава 47

  Глава 47.

  В это время войско Скопина-Шуйского подходило к Вроцлову. То же крупному городу, недалеко от Крикова.

  Тут король Сигизмунд, принц Владислав и герцог Барбаросса собрали основные свои силы.

  Скопин-Шуйский имел незначительное превосходство в численности воинов. Но противник, разумеется, не будет драться в поле, а предпочтет спрятаться за мощные стены города. При почти равной численности, это дает хороший шанс на благоприятный исход.

Впрочем, вооружение и организация у русских намного лучше. Скопин-Шуйский уверен в победе. Его сопровождает новая походная подруга – медовая блондинка Мария. Она скачет по правую руку полководца. Скопин-Шуйский любуется подругой. Она смотрится весьма эффектно. Такая в ней грациозность, великолепное телосложение, золотые сусальные волосы.

  Скопин-Шуйский произнес:

  – Слава Богу, что создает такую красу, как ты!

  Мария с улыбкой ответила:

  – Богу Роду слава! Этот Бог дает дивную силу!

  Скопин-Шуйский с ухмылкой спросил:

  – Род? Ты язычница?

  Мария отрицательно мотнула головой:

  – Нет, я славянская приверженка единобожия.

  Скопин-Шуйский ответил:

– Ну что же… Аленушка, подруга Сотникова, из ваших. Я верю в единого Бога. И неважно, как его называют.

  Мария сказала:

  – Русские Боги дают нам силу…

  Скопин-Шуйский согласился:

  – Да, я вижу. Вы очень сильны!

  Но разговоры разводить некогда. Войско уже у стен города, пора приступать к осаде. Сейчас заработает артиллерия.

  Развесные мешочки с порохом, предложенные Сотниковым, позволяли вести огонь с высокой скорострельностью. И не давали противнику перерыва, постоянно держа город под обстрелом.

  Падали ядра, сыпалась картечь. Вроцлав запылал словно в преисподней. Рушились дома, гибли люди.

  Российская артиллерия вела массированный огонь почти сутки. И ляхи решились на вылазку. Первой пошла кавалерия, за ней потянулась пехота. Стрелки Скопина-Шуйского встретили противника как обычно: меткими залпами из новейших кремневых ружей. Выбили массу коней и солдат. А когда кавалерия неприятеля прорвалась ближе к позициям, по ней ударили  огнеметы.

  Михаил Васильевич руководил битвой из укрытия. Командующий внимательно смотрел за ходом сражения в подзорную трубу. Судя по всему, ляхи поняли, что им не выдержать такого массированного обстрела, потому попытались прорваться. Но ведь их ждут! Стрельцы палят беспрерывно. Одни заряжают ружья, другие ведут огонь и выбивают ляхов десятками и сотнями.

  Вот и сам Барбаросса двинулся с рыцарями и панцирной пехотой в бой  Панцирная пехота тоже теперь уязвима для убойных выстрелов из новейших мушкетов. Падают немецкие наемники и прочие бойцы.

  Мария в нетерпении произносит:

  – Может, пора атаковать противника?

  Скопин-Шуйский спокойно отвечает:

  – Пока нет. Вот когда ляхи побегут, мы будем преследовать их.

  – Тогда ждать осталось недолго!

  Скопину-Шуйскому захотелось драться, показать свою удаль новой подруге. Однако пока опасно главнокомандующему ввязываться в бой.

  Ляхи упрямы и бросают в бой все новые и новые резервы. Но огонь русских стрельцов слишком плотный и меткий, да еще пушки и огнеметы бьют. Ляхам только и остается заваливать трупами подступы к российским позициям.

  Скопин-Шуйский философски заметил:

  – Выдержка – залог победы!

  И все же он дрожал от нетерпения. Так ему хотелось в бой!

  Вот, наконец, натиск неприятеля иссяк. Ляхи с наемниками, потеряв множество бойцов, устремились назад к воротом.

  Скопин-Шуйский произнес короткую молитву и скомандовал:

  – А теперь пора!

  Российская армия с ревом и криком ринулась на врага. Сначала кавалерия, а за ней и пехота.

  Михаил Васильевич вскочил на коня, размахивая громадным мечом. Силы у Скопина-Шуйского словно у молодого буйвола. Готов крушить все на своем пути этот гигант ростом более двух метров и огромными плечами.

  Скопин-Шуйский, рубя убегающих ляхов, влетел в центральные ворота Вроцлова. Русские войска уже в самом городе. Кипят ожесточенные схватки. Главнокомандующий рубит себе и приговаривает:

  – Кто враг Руси – умри!

  И валит неприятелей в стиле Ильи Муромца.

Герцог Барбаросса все еще жив и руководит сражением. Скопин-Шуйский прорывается к нему. Оба гиганта сталкиваются лицом к лицу. Скрещивают их мечи, густо сыплются искры от соприкосновения. Оба бойцы тяжелые, сильные, для своего веса – быстрые. Оба искусные.

  Пока Скопин-Шуйский и Барбаросса дерутся, остальные воины не вмешиваются в поединок, сражаются друг с другом. Их сабли блестят от крови, а лица перекошены от ярости.

  Барбаросса – опытный  боец. Он старается обхитрить большого воеводу. Но тот не поддается уловкам. Сражается словно исполин клинка, однако немца зацепить пока не может.

  Мария спросила находившегося рядом с ней командира сотни:

  – Может, поможем Михаилу?

  Командир возразил:

  – Это их бой! Мы по неписанным правилам не должны вмешиваться!

  Мария выдохнула:

  – Что за правила такие?

  – Не переживай, воевода справится сам.

  Скопин-Шуйский продолжал бой с герцогом. Противник силен, но все же слишком перегружен доспехами. Да и менее вынослив, чем Михаил. Видя, что Барбаросса чуть сдает, Скопин-Шуйский добавил прыти. Стал рубить злее и яростнее.



Алексей Большаков

Отредактировано: 28.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться