Невеста белого тигра

Размер шрифта: - +

2.6

Пропажу обнаружили в полдень. Меня схватили и заперли в бараке, где еще недавно держали Элвина, а на следующее утро выволокли во двор, куда согнали всех рабов, чтобы те увидели, что ждет того, кто помог пленному бежать. Меня грубо поставили на колени, заставив положить голову на пень, где обычно рубили мясо. Я не сопротивлялась, только посмотрела на Свена, прошептав: «Прости».

Было страшно. Я вспомнила о родителях. В глубине души теплилась надежда, что я не умру, а просто проснусь в своей постели, вспоминая все пережитое, как страшный сон.

Мгновение спустя мир словно перевернулся: двор наполнился криками ужаса и боли, через сорванные с петель ворота ворвались всадники на конях, круша и убивая всех вокруг. Джад захрипел, схватившись за горло, и упал рядом – из его шеи торчал кинжал. Я, пользуясь моментом, бросилась бежать. Один из всадников тут же догнал меня, свесившись с седла и замахнувшись мечом, но в последний момент почему-то передумал. Меня закинули в крытую повозку, предварительно связав руки за спиной. Там уже сидел связанный Свен и еще один работник с поля. Больше в живых не осталось никого, по словам охранника.

Нас долго везли. На одной из остановок Свена и работника выволокли и куда-то потащили, а повозка двинулась дальше. Я осталась одна. Мне было страшно, а еще жалко Свена. Наверняка его убили или продали в рабство. Ехали мы достаточно долго, я успела уже несколько раз задремать. В очередной раз проснулась от того, что повозку резко тряхнуло. Я отлетела к другому краю, больно ударившись головой. Снаружи кто-то яростно кричал. Несколько стрел вонзились в брезентовую крышу моей темницы, легко вспоров тонкую ткань, одна из них попала мне в плечо. Охранник, что до этого сидел со мной в повозке, куда-то исчез. Я осторожно выглянула наружу – фургон стоял на пустынной дороге неподалеку от края леса, а кругом сражались люди. На меня никто не обращал внимания. Тяжело перевалившись через деревянный борт повозки, я вылезла наружу. Ноги от длительного сидения в одной позе затекли и плохо слушались. Переваливаясь и пригибаясь к земле, я двинулась в сторону леса. Сзади послышался оклик, и мне в ногу вонзилась еще одна стрела. Я упала, но продолжила ползти дальше в лес. Меня не преследовали, но еще несколько стрел пролетели совсем рядом. Было не до беглой рабыни. Каждый пытался выжить.

Удалившись на безопасное расстояние, связанными руками, закусив покрепче найденную палку, я попыталась достать стрелу, застрявшую в бедре. Пальцы, перепачканные кровью раз за разом соскальзывали с гладкого железа. От боли я скулила, вгрызаясь в шершавую сучковатую деревяшку, но продолжала месить рану, стараясь подцепить неподатливый наконечник, но все, что у меня получилось – это лишь обломить покороче древко. Я кое-как перетянула рану куском ткани, оторванной от подола платья, вогнав обломок еще глубже. Левое плечо, в которое попала первая стрела, онемело и не слушалось, кровь слабо продолжала течь из разодранного рукава.

Сколько так шла, углубляясь в лес, не знаю: меня шатало, я периодически спотыкалась и падала, но упрямо двигалась вперед, подальше от захватчиков. Голова кружилась от слабости и от начавшей действовать метки. Я не заметила глубокой ямы, прикрытой старыми ветками, и, споткнувшись, рухнула в нее. Сил выбраться уже не было. При падении стрела вошла еще глубже, рана на бедре открылась, и кровь начала течь с новой силой. Обессилевшая, я лежала на самом дне, и лишь слезы тихо текли по щекам.

«Да что же это за мир такой? Другие попадают – им сразу и магия, и приключения, и принц влюбленный, а мне – одни страдания. Не хочу таких приключений. Домой хочу, к маме – лежать на диване и книжки про вечную любовь читать», – думала я, разглядывая небо.

Какая-то птица  села напротив лица. Она долго разглядывала меня, склоняя голову то на одну, то на другую сторону, затем издала хриплый звук, отдаленно похожий на карканье вороны.

– Привет. Ты тоже разумная? – обратилась я к птице.

Птица каркнула в ответ, переступила с ноги на ногу и продолжила меня разглядывать.

– Помоги… прошу… – прошептала я, чувствуя как уходят последние силы. – Больно…

Птица взмахнула крыльями и улетела. Через некоторое время сверху послышался шум, и в яму спрыгнул большой волк.

«Ну, что ж, это тоже помощь… Вот и все. Прощайте Хан, Элвин, родители…» – обреченно подумала я, а вслух едва слышно произнесла: – Только быстро и не больно, пожалуйста…



Полина Грийе

Отредактировано: 07.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться