Невеста без места

Размер шрифта: - +

Глава 18.

Очнулась Велька совсем в другом месте. Кругом была густая чаща, деревья высокие, неба и не видно совсем. И опять не пошевелиться! Опять она связана... и привязана, к дереву, и обмотана всё той же сетью... только голова свободна, можно вертеть ею в разные стороны. Можно, но больно. И в глазах мушки серые мелькают.

И все же она, осторожно голову поворачивая, огляделась, сначала наскоро, потом внимательно.

Вроде утро, раннее, серое ещё, дорассветное. Ночь уже прошла с тех пор, как она в руках в Касмета... или в лапах?..

Он оборотень. И он сказал, что в жены её возьмет, хотя учтивости учить не станет — незачем ему. А ведь если бы и правда хотел её в жены, ему было бы дело и до учтивости, и до прочего.

Людей нет никого, нелюдей тоже не видно. Видна... куча дров, ровная, вроде крада, справа, чуть в стороне. Высокая, выше, чем обычно для покойников складывают. Посреди крады этой, странное дело, столб. И место вокруг там вроде от деревьев и кустов очищено, что и понятно: огонь, наверное, высоко полыхает, когда эта крада горит.

Сразу вспомнилось, что боярин Мирята ответил на её вопрос, как жертв отдают огненной богине. Он сказал — на краде. Заживо.

Значит, всё таки?..

А зачем же Касмет тогда невестой её звал, покуражиться?

Холодно стало, очень холодно, крупная дрожь прошла по телу.

Выходит, то и случилось, чем пугали, что всего страшнее казалось, от чего её так рьяно берегли: оборотень привез её сюда, чтобы огневой богине отдать?

Огневой богине. А ведь Велька — огневуха, огневая волхва, с малых лет с огнем дружит, и вся сила её, по крайней мере, большая часть — от огня...

Но бросят её на краду, и она просто сгорит. Такой огонь заберет жизнь и у огневухи тоже, и только довольно облизнется.

Впрочем, не бросят её. Привяжут. Для чего-то ведь стоит посреди крады столб.

Всё вроде понятно было, а не верилось. Как же это ей, прожив на свете всего пятнадцать весен, вот так взять и поверить в скорую смерть, да еще такую! Хотелось думать, что ещё изменится всё, не так повернется, что, может, иное что-то замыслил Касмет, не для богини он её сюда привез, а крада — да мало ли, зачем тут крада.

Богиня огневая — какая она? И служат ей, значит, огненные птицы?..

Прилетали уже за ней, Вирута видела.

Вроде сучок позади треснул под чьей-то ногой, Велька быстро повернула голову в ту сторону, чтобы сразу встретиться со лесной теменью чужих глаз. Касмет был хмур и выглядел очень уставшим — видно, ему выдалась непростая ночь.

Он небрежно приподнял приподнял Вельке подбородок, чтобы взглянуть ей в глаза.

-Кариярец убил моего родича. Твоя цена для меня ещё поднялась, девка. Хотя, тому тоже неплохо досталось. Надеюсь, мы сменяли жизнь на жизнь, пусть это будет во славу Кары. Она бывает щедра к тем, кто не жалеет крови, чтобы принести ей дар. Ей чаще дарят золото! Мой дар будет много, много лучше.

Для Вельки это звучало безумием, потому что не имело ничего общего с тем, что знала и понимала об огневой силе она сама, чему её наставляли с самого детства.

-Отпусти меня, Касмет, - снова попросила она, не сомневаясь, впрочем, что это бесполезно.

Это и было бесполезно. Оборотень только рассмеялся. Но она не могла не попросить.

И кому это «тому» досталось? Кто ранен, Яробран?

-Кого вы ранили? - спросила Велька

-Княжеского сынка. Ему хорошо попортили шкуру, такая драная может уже не пригодиться! - оборотень то ли улыбнулся, то ли оскалился.

Значит, Яробран. Он помчался за реку и ввязался, наверное, в ненужный бой с тем, сбежавшим волком. А может, не только с ним. В то время как её, Вельку, следовало искать совсем в другой стороне.

-Кариярский князь тебя не простит, - выдохнула она.

-Ничего, я это переживу. К тому же он не узнает.

-Мой отец, князь Велеслав, тоже не простит. Ты больше не будешь торговать в Верилоге!

-Ах, да, и верно. Ты ведь у нас княжна вериложская, - он опять оскалился, - будь оно и так, я тоже переживу, а он тоже не узнает.

-Ему скажут волхвы! Некуда тебе будет от него деться! - возразила княженка уверенно, хотя дорого бы дала за лишнюю каплю этой уверенности, но не показной, а настоящей.

-Пусть, - кивнул Касмет спокойно, - я без Вериложья найду, где торговать. Спасибо, что предупредила. Вот что, слушай меня, девка, - он опять коснулся её подбородка. - Там, у вас, тебя звали боярышней. Неплохо, если так. Правда, я совсем не понял, как ты из холопки стала боярышней, ну да ладно. Слушай... Мой сын. Мой единственный сын, Айсак. Он в степи. Его обманом пленили и продали в рабство. Ты должна просить за него великую и сияющую Кару. Ты должна вымолить спасение моему сыну. Кара спасет его. Только ей такое под силу, направить меня и помочь, и вразумить моих врагов, её помощь вернет мне сына, сын возьмет жену и мой род не угаснет. Ты поняла, арья?

Велька слушала, и её изумление всё росло.



Наталья Сапункова

Отредактировано: 20.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться