Невеста без места

Размер шрифта: - +

Глава 27. Свадьба княжеская

Боярин Мирята увел Венко, и сразу в горницу заглянула Вышана.

-Идем, что ли, сестрица, утешим твоих вериложцев. Никак в себя не придут. Тоже мне, беда — княженку за князя замуж отдать. Ну, воеводу вашего князь Вереней велел увести под белы ручки да меду ему налить, а вот боярыни...

Впрочем, некого было утешать - Воевна в себя пришла быстро. Сначала поахала, и впрямь всплакнула, потом засуетилась, зараспоряжалась, за Велькиными сундуками послала.

-Что же ты, голубка моя? - всплеснула она руками, когда Вышана привела в палату Вельку, - пошто сразу не сказала обо всем? Разве ж я бы не поняла? А то... чуть сердце не разорвалось, - она опять расплакалась, - старалась я князю моему дочку сберечь, а вышло всё невпопад!

-Не кори себя, Воевна, - сказала Велька, обнимая боярыню, - ты-то не виновата ни в чём, всё здешние дела, никто правды не знал. И князь Вереней так делать был вынужден. Ведь предсказанье было, что так проклятье их снимется!

Воевна всхлипывала, кивала, и кто знает, всё понимала ли. Да такое сразу и не поймешь!

-Это да! Ради такого чего не сделаешь, - соглашалась она, - и что же, снялось оно, что ли?

-Нет, только на малую часть...

-Ну, хоть на малую. Понятно теперь, отчего князь Вереней мне рубаху последнюю сулил, - она улыбнулась. - Откуда он взялся-то, князь твой суженый? Как с небе упал. Давно вокруг тебя ходит?

-С Верилога ещё, с Купалы. Только не назывался он мне.

-Да поняла я про предсказанье. Вот ведь...

Любица — та радовалась. Обняла Вельку:

-Ох, хитра ты, княженка моя! Не хотела княжичей, только князя тебе подавай!

Чаяна тоже подошла, посмотрела взглядом долгим, укоряющим.

-Как же ты могла, сестрица? Всё тайком, всё молчком, ни с того ни с сего босяка-татя суженым назвала, будто себя забыла! А, может, с самого начала меня нарочно обмануть хотела? Что батюшка скажет, когда всё узнает?

Велька и не нашлась, что ответить. Говорить, что она де не обманывала, оправдываться? Да зачем, разве это и так неясно?

-Конечно, узнает ваш батюшка! - весело сказала, подходя, княгиня Заледа. - Скажет, что не иначе как Лада Светлая вразумила его меньшую дочку, и хвала за это Ладе. Да только ты, милая невестушка, Чаяна-свет Велеславна, переволновалась поди. Что не скажешь, всё как-то не к месту. Не пойти ли тебе в садочек прогуляться? - и сделала знак боярыням, - да воды студеной подайте княжне!

Чаяну окружили и увлекли к выходу из палаты.

-Ничего, - сказала Заледа Вельке. - образуется. Была ты меньшой дочкой, будешь княгиней, старшей невесткой. Привыкай.

Глядела Заледа тепло и с любопытством, и глаза у неё были зеленые, как листья в середине лета — у матушки, у Зарины, такие были. И у деда пока незнакомого, у рысьего боярина — тоже такие, наверное.

И впрямь, всё образуется?..

Потом вернулся Венко, веселый, нетерпеливый, нарядный, и оттого на себя немного не похожий — в алой шелковой рубахе с птицами шитыми по подолу, в синем бархатном кафтане, в сапогах из красного сафьяна, волосы на непокрытой голове, ещё влажные, вились надо лбом кольцами. А бусина в его волосах теперь была, та самая, из Нави, и пояс тот самый, в несколько ремней и с бляхами.

Птицы на его рубахе, крылья раскинувшие, казались вроде тех, с которыми вместе Велька в небе летала...

Не любили огневух кариярские князья. И было за что. А теперь огневуха крылатая в род их входила невесткой.

-Ну что, люба моя, пора нам? Пойдем чурам моим покажемся, да окрутят нас. Не передумала ещё? - он враз и улыбался и хмурился, видно, боялся всё же, а ну как что не так пойдет...

Была причина — не мирно и благополучно привел он жену в дом, много чего случилось в дороге. Ну да и у самих чуров случалось всякое в их явной жизни.

Заледа кивнула, ободряюще улыбнулась, отошла — они с князем молодых уже благословили, от них ничего более не зависело. И Воевна отступила, руки сложив — видно, мысленно к Ладе взывая. Все, кто в палате был, отходили теперь, отворачивались, ведь то, что этим двоим теперь предстояло, уже не людским было делом.

Венко увел Вельку в дальнюю часть двора, за задние терема, там ждала волхва, и огонь она уже разложила, из клети главного княжьего терема принесенный. Поодаль, широким полукругом, кмети из княжьей дружины встали с мечами — чтобы не мешали важному делу ни люди, ни какое другое зло. Поклонились молодые волхве низко, и чурову огню. Волхва, к самому пламени нагнувшись, слова положенные проговорила, то к Макоши и Ладе обращаясь, то чуров княжьих по именам называя и прося принять новую невестку. С каждым именем она подкладывала чурбачки в огонь, и пламя, поначалу маленькое совсем, поднялось высоко. Волхва улыбнулась — видно, была довольна. Потом в чашу деревянную с водой заглянула, покачала её, к чему-то присматриваясь — и тоже увиденное ей понравилось. Полотенцем она им с Венко руки связала и лицом друг к другу поставила, руки положила обоим на плечи и крутнула их, заставив три раза повернуться посолонь(1), а потом вокруг огня обвела.

Вот и всё. Хоть не судьба была меньшой Велеславне прийти сюда под невестиной пеленой, и без того всё получилось. И ещё, почудилось Вельке, перед тем как идти им вокруг огня, что мелькнуло в языках пламени смеющееся лицо Зариньи...



Наталья Сапункова

Отредактировано: 20.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться