Невеста демона, играющая на гитаре

Размер шрифта: - +

2

Звонок на пару резким треском раздается в ушах. Легким движением руки вставляю дубликат ключа в замочную скважину и делая два оборота влево. Дверь со щелчком отворяется, я дёргаю ручку вниз и тихо скрываюсь в комнате. В воздухе парят частички пыли, солнечные лучи прорываются сквозь небрежно задернутые шторы, придавая этому месту какую-то таинственность и уединенность. Старые шкафы, набитые учебниками по музыке и нотными станами трещат по швам, иногда настораживая своим поскрипыванием. Прохожу вглубь помещения, всматриваясь в окошко коморки записи, надеясь на то, что там не спит очередной прогульщик. Удостоверившись, что одна, вытаскиваю из кармана рюкзака телефон и кладу на стол, включая диктофон. Скидываю свою ношу с плеч, плетусь к старенькой Yamaha C40 BL, снимая ее со стойки и беру в руки. Лак кое-где потрескался, а лады стёрлись в местах аккордов «ля» и «ре». Но звук до сих пор безупречный, а главное – чистый. Размещаю свою пятую точку на поверхности стола, бережно веду указательным пальцем по первой струне. Невероятное ощущение. Словно это лезвие ножа, что никогда не порежет тебя.

Закрытыми глазами вырисовываю пальцами незамысловатую мелодию. Меня такт, ритм и настроение звука. Забываюсь в плавном течении поющего инструмента, не замечая, как губы сами по себе начинают шевелиться, перебирая слова, словосочетания, предложения.

Через какое-то время, замираю. Ладонь правой руки останавливается и медленно ложиться на струны, заглушая весь тягучий поток, уступая место звенящий тишине.

Нехотя разомкнув веки, безучастно рассматриваю зеленую доску, на которой написано: «Музыка должна высекать огонь из души человеческой» Л. Бетховен.

- Огонь души, да? – спрашиваю пустоту, откладывая гитару в сторону. – Кто же разведет в моей душе пылающий огонь, Господин Бетховен? – обращаюсь к портрету, что весит на стене справа от доски.

Ставлю запись диктофона на паузу и сохраняю файл. Возвращаю «ямаху» на свое законное место, подбирая после этого рюкзак и бреду к выходу. Но не успеваю я коснуться дверной ручки, как та поддается сама, а после на меня смотрит янтарная пара глаз. Строюсь унять ускоренное за эту секунду сердцебиение, от осознания, что это не директриса, и что сегодня меня из школы не исключат, как обещали, если снова прогуляю уроки в музыкальной аудитории. Новый знакомый, успевший прилично надоесть за эти пару часов, молча смотрит на меня, не выпуская из жилистой руки хлипкой ручки. И только сейчас я заметила, что блондинистые волосы не его настоящие, выбритые темные виски выдают в нем брюнета. Принимаю игру в молчанку и продолжаю дальше без зазрения совести рассматривать его. Острый кадык, движется вверх-вниз каждый раз, когда он сглатывает слюну. Немного выпирающие скулы, высокий узкий подбородок, волевая шея, широкие плечи, мускулы, перекатывающиеся под белой хлопковой рубашкой, заправленной в узкие черные джинсы… Слегка мотаю головой, отгоняя неуместные в данный момент мысли.

- Ты была одна здесь все это время? – спрашивает, наконец, тот, своим хрипловатым низким голосом.

Я киваю, не в силах что-либо сказать. Он продолжает: - Не одиноко?

- В смысле? – его вопрос звучит двояко в моих мыслях, поэтому автоматически перехожу в наступление стиля «ответь вопросом на вопрос».

- Одной в этой комнате. Не одиноко? – уточняя, переспрашивает тот.

- Я не одна, - качаю головой, улыбаясь, но замечая нахмуренные в непонимании густые тёмные брови, поясняю. – У меня есть музыка, поэтому здесь мне не одиноко. «Музыка — лучшее утешение для опечаленного человека», - шепчу последнее себе под нос.

- Лютер Мартин? – я вскидываю голову и в удивлении осматриваю задумчивое лицо новенького.

- Знаешь его?

- Да, - кивает тот. – Он считается одним из создателей немецкого языка.

- Удивительно, - искренне улыбаюсь ему и тут же себя отдергиваю. – Так, как говоришь, тебя зовут? – перевожу тему.

- Я не говорил, - улыбается парень уголком губ.

- Оу, правда? Тогда давай знакомиться, - в смущении тру переносицу и нерешительно протягиваю к нему руку. – Беатрис.

Замешкавшись, парень касается кончиками пальцев внутренней стороны моей ладони и вскоре, обхватывает ее полностью.

- Райан, - улыбаясь шире, отвечает он и крепче сжимает мою руку.

- Слушай, - неожиданно для себя начинаю я, - возможно, это покажется тебе странным, но я все равно спрошу. Мы никогда прежде не встречались?

Район задумчиво прикусил нижнюю губу и прикрыл глаза. Я уловила терпкий запах кофе с корицей.

- Не думаю, - растягивая каждое слово, ответил он, снова улыбаясь.

- И правда, - отвечаю на его улыбку, - это не возможно. Такого привлекательного парня, я бы точно запомнила.

Легкий смех вырвался из его груди, заражая и меня.

Не отпуская, рук друг друга, нам казалось, что два разных мира встретились. Переплетаясь в ощущениях и легком покалывании кончиков пальцев. Темный коридор затопило солнечным светом, исходящим из маленькой комнаты, а мы все смотрели в чужие глаза, топя себя в чем-то неизведанном и пугающе близком. Окончательно останавливая ход времени, терялись в потоке общих мыслей, ожидая чего-то нереального, волшебного.

****************************************************************************

Ещё с минуты стою, погружаясь в собственные мысли, медленно тону в них и пытаюсь прийти в себя, чтобы дальше идти в очередной раз грызть гранит науки. Еле передвигая ногами, тащусь вверх по лестнице, вспоминая какая сейчас пара и, на каком этаже, не замечая попутчика сбоку от себя. Краем глаза, улавливаю движение, стараюсь пропустить человека вперёд, но он намеренно идёт рядом, не ускоряя шаг.

- Давно здесь? - спрашивает грубый, с проскакивающими детскими нотками, голос.



Аннета Феникс

Отредактировано: 18.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться