Невеста для альфы, или Смертельный отбор

Глава 4

 

Все моментально затихли.

Через боковую дверь в зал вошёл высокий брюнет атлетичного телосложения. В противовес практически всем придворным у него были короткие волосы. На щеках красовалась трёхдневная щетина. Чёрт, ему даже бриться лень? В сочетании с расшитым серебром камзолом щетина смотрелась особенно дико. Довершал картину жутковатый серебряный венец с зубцами в виде то ли маленьких рогов, то ли больших клыков.

Уж не свой ли знаменитый ошейник он надел себе на голову?

Дойдя до «трона», герцог развалился на нём в небрежной позе. Весь его вид лучился властностью и самодовольством. Мда, такой сожрёт и косточки не сплюнет.

Нас он обвёл жёстким взглядом исподлобья. Вдоль позвоночника у меня затрусили мурашки.

Со своего места я разглядела его правильные черты. Но это единственное впечатление, которое составила о его внешности. Как говорилось в одном старом советском фильме: «Когда мужчина небрит, я не могу понять, симпатичный он или нет».

Первой на ковровую дорожку, раскинутую от двери к трону, вышла высокая статная девушка с тёмно-каштановыми волосами. Когда она улыбалась, у неё на щеках появлялись очаровательные ямочки.

Я, кстати, отметила одну особенность. Похоже, здесь не были в почёте сложные причёски, как у наших дам прошлых веков. Почти у всех волосы оставались распущенными.

— Кúрна Лаéтас, дочь архивариуса, Эминдóр, — громко произнёс церемониймейстер.

Не дойдя до «трона» пару метров, девушка присела в реверансе.

Герцог смерил её оценивающим взглядом и кивнул, мол, можешь уступать место следующей.

Вернувшись, Кирна растворилась в толпе претенденток.

Вторая невеста, пепельноволосая девушка с аристократическими чертами лица остановилась тоже ровно за два метра до трона. Похоже, это расстояние было предписано этикетом.

— Дамальгáна Фор из Áльвега, дочь графа Корúли, — объявил церемониймейстер.

Несмотря на титул её отца, платье девушки выглядело довольно скромно. Однако держалась она с поистине королевским достоинством. Разорившаяся аристократка?

Она изобразила глубокий реверанс и, дождавшись милостивого кивка его светлости, вернулась к нам.

Дальше на красную дорожку, кстати, она реально была красного цвета, вышла блондинистая любительница богато отделанных ошейников, та самая, что задала мне этот идиотский вопрос.

— Матúльна Треурéль из Крóна, дочь купца.

— Эминдор, Альвег и Крон – это города? — шёпотом спросила я Аринэль.

— Нет, это страны, — ответила та. — В Эминдоре мы находимся сейчас.

— Ах да, ты спрашивала меня про эминдорский язык, — закивала я.

— Кстати, все три страны, как и Белаэр – наш эльфийский лес, расположены на одном континенте. Он называется Ериáна. А всего у нас три континента.

Пока я просвещалась в местной географии, Матильну уже сменила смуглая брюнетка. Её густые волосы были оплетены ярко-жёлтым шарфом из тончайшей ткани и достигали поясницы. Такой же шарф, только значительно более широкий, прикрывал плечи девушки.

— Шардэ Бхакáрта из Тóро, дочь купца, — продолжал отрабатывать свой хлеб церемониймейстер.

— А вот Торо уже на другом континенте, — шёпотом сообщила мне Аринэль. — На Афакане.

У меня возникло стойкое ощущение, что я чего-то не понимаю. С какого перепугу на отбор к всего лишь герцогу съезжаются девушки аж с разных континентов? Такое ощущение, будто этот Рагрияр – император великой державы. Состав претенденток тоже поражал: от дочки архивариуса до графини. Но должно же быть этому какое-то объяснение. Однако вновь нарушать тишину и расспрашивать Аринэль я не решилась. Агардэн и так уже косо поглядывал на меня.

— Аилúна из клана Холодной Росы, Белаэр, — возвестил церемониймейстер.

Перед его светлостью грациозно склонила голову эльфийка со светло-каштановыми волосами. Вероятно, у эльфов реверансы не были приняты. Да и платья у всех трёх представительниц Белаэра не имели пышных юбок, а подчёркивали невероятное изящество девушек облегающе-струящимся фасоном.

Всё тот же хищный оценивающий взгляд, и герцог кивком отпустил очередную невесту. Потрясающее однообразие его реакции уже начинало утомлять.

Следующей на «подиум» походкой от бедра вышла очень высокая брюнетка. У нас на Земле она, пожалуй, могла бы преуспеть в модельном бизнесе. Типичная вешалка, недалёкая от анорексии.

— Геделúна Монтрó, дочь владельца знаменитой швейной мануфактуры, Эминдор.

А, ну теперь понятно – видимо, в качестве манекена папаша её и использует.

Вслед за моделью к трону просеменила и согнулась в низком поклоне миниатюрная брюнетка.



LitaWolf

Отредактировано: 17.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться